arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Спасибо тебе, американец)



— Джастас, как вы оказались в России?

— В 1994 году, когда мне было еще одиннадцать лет, мои родители приехали в Россию <…>. Жили мы в сельской местности. Когда в 2000-м родители закончили работу и уехали, я остался в Красноярске. Большую часть сознательной жизни я провел в России.

— Как складывалась ваша дальнейшая жизнь?

— Четыре года я прожил в Красноярке, занимался звукозаписью, участвовал в организации концертов, работал в студиях. В 2004 году ниша стала заполняться, да и у меня не тот уровень был, и город не очень нравился. Сам я в Штатах до одиннадцати лет жил на хуторе, всегда была ближе деревенская жизнь. С 2004 по 2009 год занимался деревообработкой, у меня была небольшая пилорама. Потом продал бизнес и перепрофилировался в сельхозпроизводителя.

В 2009 году женился, жена Ребекка — американка, но говорит по-русски. В конце того же года у нас родился первый ребенок, и я понял, что мне нужна такая работа, на которой я могу быть дома с семьей. Которая соединяла бы в себе <…> семейные ценности и позволяла зарабатывать. Мне показалось, что в России именно сельское хозяйство сегодня дает такую возможность. Живя на земле, я могу смотреть, как растут дети, они могут участвовать в работе. Сейчас у меня две девочки и один ребенок «на подходе».

— Считается, что только большое фермерское хозяйство позволяет жить в достатке. Это так?

— В России фермеру небольшого хозяйства достаточно, чтобы достойно жить. Моя цель была произвести высококачественный продукт для избранного числа потребителей. Клиентская база сегодня — около 50 постоянных покупателей. Моя задача — не заработать золотые горы, а иметь возможность быть с семьей, обеспечить достойную жизнь и произвести своими руками хороший товар. <…>

— Что вы производите?

— Делаем в основном твердые сыры малой выдержки, моцареллу, свежее молоко и йогурты двух видов. Хотим делать еще масло и другие сыры. У нас коров нет — стадо из 12 дойных коз, хочу довести поголовье до 16—20. Делаем акцент на диетичность и полезность продукции, ведь в продуктах из козьего молока кальций усваивается лучше, отсутствуют лактозы, они не вызывают аллергии. Держим еще пять баранов, хочу мясную продукцию производить, но пока выращиваем для себя.

— Кто ваши клиенты?

— В большинстве своем знакомые, знакомые знакомых, найденные через профессиональные контакты. Например, у жены были осложнения с беременностью, мы поехали в частную клинику в Красноярске. Познакомились с главврачом, персонал заинтересовался. Так сформировался узкий круг потребителей.

Поставляем только в Красноярск. Хочу в Канск еще возить, потому что он ближе к ферме. Сам бываю в Красноярске раз в месяц, а товар отправляем попутным грузом раз в неделю-две.
_______________

А вот Джон Кописки:



Больше 10 лет назад он уехал во Владимирскую область и преобразовал там все до неузнаваемости. На месте двух старых заброшенных колхозов (рядом со знаменитыми Петушками) появились прекрасные молочная и мясная фермы.

В 40 лет Джон начал новую жизнь. В Англии он оставил жену и двух детей. Жена развелась с ним, он оставил ей состояние, дом и уехал в Россию. Почему?

— Там мне скучно. Все уже сделано. Тут я увидел бескрайние просторы для деятельности и творчества. Огромный потенциал для того, чтобы делать добрые дела.

Неплохой совет от Джона:

— Мне очень хочется, чтобы люди, которые живут тут, любили свою землю, свои деревни, Петушки. Это их родина и только, если они ее полюбят - жизнь здесь наладится и, более того, расцветет.

И вот еще:

— Я очень устал от разговоров о том, что русский народ - дурак и ничего не может сделать правильно. У вас 4000 литров в год надои. И ничего с этим не поделаете вы. Это все не так. Сегодня я могу сказать: у нас русская земля, русские коровы и у нас надои, как в Германии - 10 000 литров с коровы в год. Так что это все от организации работы, от дисциплины, от веры, от надежды зависит. Если все это есть - то есть и результат. Так что мы можем работать правильно.

И еще:

— Мы в России уже потеряли поколение людей, которые выросли за последнее время на идее денег и быстрого обогащения. У них нет других идеалов. Это страшно. Что хорошо - сейчас идет новое поколение и вот оно уже немного другое. С ним уже можно работать. Главное с ними заниматься.

Вот так.

И я вспоминаю кучу умников, которые писали мне всякий раз, когда я заводил разговор о деурбанизации России: "это невыгодно, невыгодно, на селе нельзя зарабатывать денег, бла-бла-бла".

Просто русские разучились работать, и обленились. Это факт. И мы только начинаем выздоравливать.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments