arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Москва хипстерская

Screen Shot 2014-09-23 at 01.42.13

Честно говоря, я первый раз вижу эту дуру и понятия не имею, кто она такая. Но у дуры есть свой блог на популярном хипстерском ресурсе Сноб.ру. И она там делится с окружающим миром своими чувствами и мыслями. Случайно мне попался на глаза последний шедевр. Настоятельно рекомендую.

Примечания:
Rizz Carlton - самый фешенебельный московский отель
H2O - это бар-ресторан в Москве, но тут девочка видимо что-то напутала, ибо в Рице она могла сидеть со своим другом только в местном баре "O2 Lounge", однако простим ей эту неточность
Vogue cafe - моднейший московский ресторан

А вот и сам текст:

Это было вчера. День казался бесконечностью. После учебы я встретилась с другом в Rizz Carlton мы сидели в H2o , я наслаждалась теплым солнцем и видом, он курил кальян напротив . Я думала о том, кто я и , что я могу сделать хорошего в этой жизни. Он ..не думал ни о чем. Мне было просто хорошо. Я не хотела ничего. Говорить. Смеяться. Плакать. Ничего. Только думать - это доставляет мне и большее удовольствие и , без сомнения, самую большую боль. Солнце невероятно красиво заливало веранду, я курила кальян и уплывала далеко - далеко от этого места, мира, планеты... Куда- то , где нет меня, где пустота, где огония... Некий Тартар - ( из греческой мифологии) космос, пространство пустоты и забытия.

Вечером , когда я устала даже от музыки в спа Rizz , я уже направлялась по московским улицам, сияющим улыбками, к подруге в Vogue. Этот день стал для меня уже чем- то абстрактным. В мыслях я хотела перевернуть жизнь наизнанку, я думала о людях, которых больше нет и не будет рядом, о живых людях, каждый из которых, в свое время, казался таким близким... Я думала об этом человеке, который сидел тогда напротив : о чем он думал? Почему я сидела тогда с ним? Кто он для меня? Что будет дальше? Я все время думаю : а что же дальше? Это разрывает меня.. Я не могу быть беспечной , даже когда отдыхаю. Даже , когда хочу отойти в Тартар хоть на долю секунды.

Мы сидели с Алисой, моей подругой из школы, с великолепными светлыми волосами и выступающими ключицами, которые делали ее в теплом свете Vogue cafe невозможно привлекательной. Казалось, я знаю ее вечность. Я не видела ее , может , лет семь... И вот, она сидела напротив, мы смеялись, говорили, вспоминали прошлое. Через столик сидела Собчак, которую я заметила за 5 минут до нашего ухода. И таких дней, невероятных, долгих... Их много. Они просто исчезают в памяти. А я так не хочу забывать их выразительные , яркие краски. Дни-картины . Дни - эмоции, делающие мою голову богаче для мыслей и внутренней свободы.

_______________

Я бы ее продал в рабство. На тяжелые физические работы. Думаю, это единственный способ вернуть Анастасии Матвеевой человеческий облик. Такой вот парадокс.

А еще иногда мне хочется войны в Москве. Чтобы в ней было как в Славянске. Слишком много в новом Вавилоне грязи. Такое ощущение, что Москве явно не хватает крови и боли.

И вообще, сталкиваясь с такими как Настя со Сноба, начинаешь по-другому относиться к войне. Война, конечно, - зло, смерть, трагедия и так далее. Но сколько в ней при этом очистительного и возвышенного. Почитайте "Парадоксалист" Достоевского:

"Великодушие гибнет в периоды долгого мира, а вместо него являются цинизм, равнодушие, скука и много - много что злобная насмешка, да и то почти для праздной забавы, а не для дела. Положительно можно сказать, что долгий мир ожесточает людей. В долгий мир социальный перевес всегда переходит на сторону всего, что есть дурного и грубого в человечестве, - главное к богатству и капиталу. Честь, человеколюбие, самопожертвование еще уважаются, еще ценятся, стоят высоко сейчас после войны, но чем дольше продолжается мир - все эти прекрасные великодушные вещи бледнеют, засыхают, мертвеют, а богатство, стяжание захватывают всё. Остается под конец лишь одно лицемерие - лицемерие чести, самопожертвования, долга, так что, пожалуй, их еще и будут продолжать уважать, несмотря на весь цинизм, но только лишь на красных словах для формы. Настоящей чести не будет, а останутся формулы. Формулы чести - это смерть чести. Долгий мир производит апатию, низменность мысли, разврат, притупляет чувства. Наслаждения не утончаются, а грубеют. Грубое богатство не может наслаждаться великодушием, а требует наслаждений более скоромных, более близких к делу, то есть к прямейшему удовлетворению плоти. Наслаждения становятся плотоядными. Сластолюбие вызывает сладострастие, а сладострастие всегда жестокость. Вы никак не можете всего этого отрицать, потому что нельзя отрицать главного факта: что социальный перевес во время долгого мира всегда под конец переходит к грубому богатству".

Умный был мужик Федор Михайлович.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 63 comments