arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Обыкновенный русский фашизм

Продолжая разговор об актуальном искусстве хотел бы обратить внимание на дивный интернет-ресурс OpenSpace, как раз посвященный всей этой тематике: театр, кино, музыка, литература и все прочее. Причем в самых что ни на есть современных их формах.

Главной, пожалуй, особенностью данного сайта является его прогрессивность, либеральность и оппозиционность.
То есть всё то, что отличает честное и совестливое современное искусство от всякого прочего тоталитарного мракобесия.

Достаточно, думаю, будет сказать, что свои колонки здесь ведут одиозный Станислав Белковский и живущая не по лжи Екатерина Дёготь, о которой я уже рассказывал.
Так что со свободолюбием и демократичностью все в порядке. Благодаря чему, OpenSpace по праву играет роль рупора нашей либерально-творческой элиты.

Но, как говорится, лучше один раз прочитать самому, чем сто раз услышать, поэтому предлагаю вниманию уважаемой публики еще одну яркую представительницу этой самой элиты, с которой мне на днях посчастливилось познакомиться (увы, пока лишь заочно), почитывая ее невеселые мысли о нашем народишке и нашей Руси-матушке.
Прошу любить и жаловать – Марина Давыдова, театральный критик и шеф-редактор раздела «Театр» портала OpenSpace.ru.

А внимание мое привлекло говорящее название очередной ее искусствоведческой и крайне совестливой заметки:

OPENSPACE.RU
Колонка Марины Давыдовой
Обыкновенный русский фашизмОбыкновенный русский фашизм

Главный нерв времени сейчас не в противостоянии власти и общества, а в расколе самого общества, какого в новейшей российской истории еще не случалось

Дальше ›


Не знаю в каких отношениях Марина Давыдова находится с той же Дёготь, но по части тонкости своей натуры и желания жить не по лжи она ей ни в чем не уступит, уж точно. Уверен, это настоящие революционные подруги. Клара и Роза наших суровых тоталитарных дней.
А вот, что в наши дни тревожит и волнует демократического и совестливого искусствоведа:

"Пока оппозиционно настроенные пользователи социальных сетей пытаются догнать и перегнать развитые демократии в деле построения гражданского общества (ничего себе заявка на победу, да?), остальная часть российского народонаселения не просто стоит на месте. Она (это важно осознать!) с не меньшей скоростью движется в ином, причем прямо противоположном, направлении.
Оголтелая борьба с гомосексуализмом, якобы притаившимся за каждым кустом, педофилией, неожиданно окопавшейся в ДМШ, английским режиссером, сеющим разврат на сцене Театра им. Станиславского и Немировича-Данченко, случающиеся там и сям погромы выставок современного искусства…
"


Вот что гнетет живущего не по лжи искусствоведа и гражданина!
Дремучий, забитый русский народ... Который вместо построения царства свободы вместе с оппозиционными пользователями социальных сетей, так и норовит увидеть ползучую опасность в выставках Марата Гельмана.
И как тут не волноваться, как тут не переживать за будущее демократии и всемирной правды! Посудите сами, дорогие мои анчоусы:

"Если бы за всеми этими процессами неизменно маячил Кремль и вообще некое начальство, было бы, ей-богу, не так страшно. Подобную трактовку событий можно даже счесть оптимистической. Пессимистическая же состоит в том, что порой (и даже чаще всего) перед нами не спланированные сверху акции, а стихийное творчество масс и общественных организаций.
Мы зациклились на фигуре Путина… Но главный нерв времени сейчас не в Путине и вообще не в противостоянии власти и общества, а в расколе самого общества, какого в новейшей российской истории еще не случалось...
Лев Рубинштейн, описывая современную Россию, употребил слово «фашизм». Я бы обозначила это состояние словосочетанием «обыкновенный фашизм», сделав упор на слове «обыкновенный»... Он не спущен сверху в виде идеологии, не является системой государственного управления и нигде впрямую не декларирован. Люди в массе своей ничего плохого вроде бы не делают – живут, растят детей, ходят на работу. Но фашистские ценности и фобии уже вызрели в самых недрах общества и определяют его жизнь".


О чем это?, – спросит плохо соображающий анчоус.
И Марина Давыдова совестливо ответит:

"Просто вдумайтесь: в насквозь коррумпированной стране, где безоговорочно победило право сильного, а закон вообще ничего не стоит, персонификацией безнравственности для большей части населения являются не неправедные суды, не проворовавшееся чиновничество, не кремлевская камарилья, а:
1) кураторы, устраивающие «кощунственные» выставки;
2) режиссеры, глумящиеся над классикой;
3) гомосексуалисты;
4) разнообразные «понаехавшие»;
5) всякие нехорошие западники.
За нынешнего президента проголосовало большинство россиян. Примерно такое же (в процентном отношении) большинство считает, что семь лет тюрьмы для девочек, сплясавших в ХХС, – это очень даже хорошая воспитательная мера: посидят – одумаются".


Вы представляете себе?
Вместо того, чтобы бороться с коррупцией и тоталитаризмом, прогуливаясь за писателями, вместо того, чтобы посвятить все силы благородному делу десоветизации и десталинизации, кидаясь кусками асфальта в ОМОН, вместо того, чтобы залезать в фонтаны, плясать в храмах и спать на бульварах, русские дикари протестуют против гей-парадов, нелегальной миграции и издевательств над своей культурой и традициями!!!
Да видано ли где такое?!
Ну, и как тут не запаниковать всем живущим не по лжи?!

"В 2012 году народонаселение РФ наличием или отсутствием либеральных свобод озабочено менее всего. Его мало волнует цензура в средствах массовой информации. Зато его отличают зацикленность на прошлых победах (и особенно на Великой Победе в Великой Войне), жажда крепкой руки, неустанная борьба за традиционные семейные ценности и поистине беззаветная любовь к искусству в традиционных, опять же, формах (балет – на пуантах, опера – костюмная, кино – нарративное, скульптура – фигуративная)".

Гордиться Победой в Великой Отечественной войне? Семейные ценности? Балет на пуантах?
О, безумный дикий народ!
Даже Путин не так страшен сегодня как миллионы "тупых баранов"(с).
По крайней мере, кровавый тиран еще "не произносит филиппик против «абстракцистов и пидорасов», не позволяет себе гомофобии или откровенно шовинистических высказываний, патриотическую риторику использует скорее функционально, чтобы повысить рейтинг. Его пресловутый деспотизм больше похож на паранойю: инаугурация в пустой столице, ловля белых ленточек отрядами космонавтов, путешествие Рюриковича из начальников цеха в полпреды. Все это, конечно, отвратительно, но это еще и комично.
А вот расползающийся, словно зеленая плесень, «обыкновенный фашизм» по-настоящему страшен…"


Будучи потрясенным такой честностью и рукопожатностью нашего искусствоведа, я не преминул возможностью изучить и другие ее неполживые тексты.
И понял, что вышепроцитированное – отнюдь не одиночный крик израненной демократической души. Это твердая гражданская позиция.

Вот, например, что пишет Марина Давыдова относительно спектакля "Бесы", полемизируя с Достоевским:

"И Достоевский... пророчествует: революцию в России развяжет ловкая образованщина. Гениальное, что и говорить, прозрение.
Но тут же во мне возникает возражение, протест
(а как же без протеста? протестом мы только и живы, это наша сущность - протестовать!). Ведь в Германии или Франции, думаю я, образованщины тоже было пруд пруди. И революции были. Но такой, как у нас, там не случилось. Европейские революции (особенно Великая французская) тоже бывали и кровавы, и страшны, и отвратительны, но они были во многих отношениях и плодотворны... Наша же революция просто превратилась в одичание страны. Она не дала никаких положительных результатов. И случилось это не столько в силу разгула либеральной образованщины, сколько в силу активной деятельности того самого народа-богоносца...

Именно темная и косная народная масса превратила российскую революцию из кровавой, но не лишенной идеалов борьбы за «свободу-равенство-братство» в дуван, в большую всероссийскую сходку для дележа добычи. Богоносной (якобы) хтони в общем-то все равно, под каким флагом убивать и грабить – под монархическим, под коммунистическим, да хоть бы и под хоругвями. Ее религиозность – наносная, декоративная (см. фильм Андрея Смирнова «Жила-была одна баба»), ей и новоявленный Пугачев любезен, и комиссар с кобурой: главное, чтобы было где разгуляться".


Как и Катю Деготь, Марину Давыдову очень пугает Православие и религия как таковая (это, надо заметить, отличительная черта всей нашей революционной оппозиции).
А как тут не испугаться? Посудите сами:

"Я помню, еще с институтских времен мы повторяли как мантру, как заклинание: если Бога нет, то все позволено. И вот новейшая история предложила нам поразительный перевертыш. Секулярное общество пытается жить в соответствии с божественными заповедями вне Бога. Нельзя сказать, что у него всегда это получается. Но у кого получается лучше? Во всяком случае, среди секулярной либеральной братии террористов уже не встретишь, зато среди религиозных фанатиков их тьмы и тьмы. Исламский экстремизм, протестантский фундаментализм, пояса шахидов, взрывы абортариев… И тут действует иная логика: если Бог есть, то все позволено. Ибо во имя его возможно совершить любую жертву: вот Авраам ведет на заклание сына своего Исаака – так повелел ему Господь. И разве есть у нас основание сомневаться в истовости его веры?"

Грядущий "православный талибан" не может не пугать честную демократическую публику, которой душно в тысячелетней стране господ и рабов, стесненной лживыми и мракобесными традициями:

"Бесы Достоевского стремятся к расшатыванию устоев. И он видит в этом огромную опасность. Он как на ладони демонстрирует нам логику младшего Верховенского: надо разрушить все моральные принципы, а там – в хаосе, в грязной и мутной воде – можно будет ловить рыбку.

Но вот что интересно: вся вторая половина ХХ века была в Европе временем расшатывания устоев. Сексуальная революция, контркультурный бум – чем, скажите, не бесовство? Однако ж при всех издержках этого бума и этой революции главным их результатом стал все же не хаос, а толерантность. Современное раскрепощенное общество оказалось не только свободнее (что понятно), оно (что уже парадоксально) оказалось именно нравственнее и милосерднее, чем прежде. Оно отказалось от казней, от преследования инакомыслящих, от расовой дискриминации, от религиозных войн, от полиции нравов. Прежние устои были расшатаны, чтобы установить на их месте иные – куда более гибкие, но оттого куда более прочные".


А что у нас?
А всё то же...
Страна рабов, страна господ, тюрьма народов, беспросветное царство тирании, деспотизма, бескультурия и реакции.
"Эти новые устои (свобода, опирающая на личную ответственность каждого перед всеми и всех перед каждым) на российской почве приживаются с трудом. И оттого здесь так сильна тоска по устоям прежних времен – грубым, примитивным, жестоким. Расшатывающие устои вольнодумцы уже давно не представляют для России никакой опасности. Главная опасность сейчас исходит как раз от тех, кто кричит: «Устои расшатаны!» Эти профессиональные борцы за нравственность главные бесы и есть".

Как жить дальше будем, граждане?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments