arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Смысл Империи



Сегодня всякий, имеющий глаза, уши и мозги, может засвидетельствовать тот факт, что Россия, благодаря в первую очередь усилиям своего Президента, пытается возродиться в качестве имперского интеграционного проекта.

Материальным основанием для столь масштабного начинания (помимо наших богатейших недр) вполне открыто провозглашаются географические преимущества 1/6 части суши:

Уже сейчас мы предлагаем нашим партнёрам предметно рассмотреть вопросы развития «транспортного контура» такого интеграционного проекта. Речь идёт о создании эффективной системы управления логистическими рисками, о диверсификации торговых маршрутов. И здесь нам есть что предложить. Мы уже реализуем масштабные программы строительства современных портов на Дальнем Востоке, модернизации транспортной и грузовой инфраструктуры. Совершенствуем таможенные и административные процедуры.
По оценкам экспертов Делового консультативного совета АТЭС, реализация этих проектов позволит уже к 2020 году увеличить объём транзита между Европой и АТР по российской территории не менее чем в пять раз. Причём такие перевозки, будучи конкурентоспособными по цене с традиционными маршрутами через Малаккский пролив и Суэцкий канал, значительно выигрывают у них и по скорости, и по безопасности перемещения грузов.


Что тут сказать? Всё это, конечно, здорово, и стратегия выбрана, на мой непрофессиональный взгляд, абсолютно верная - мы не просто трындим про какое-то абстрактное имперское величие, про пользу интеграции и т.д., но предлагаем вполне конкретный глобальный проект, сулящий реальную выгоду окружающим нас странам.
"Нам есть что предложить"(с)

Однако, при всем уважении к выгодам, приобретаемым от статуса трансконтинентальной державы, не могу не заметить, что одной только экономикой при построении государственности имперского типа не обойтись. Здесь определенно нужна Идея.
Идея, которая по-настоящему, сильнее всех денег и прибылей, объединит людей в одно целое и наглядно продемонстрирует, почему именно русские должны реализовывать подобные проекты и заниматься строительством уже третьей (!!!) своей Империи.

Причем объяснить эту метафизику мы должны не Хиллари Клинтон и Совету Европу (с них хватит и наших РВСН), а самим себе - чтобы мы сами, весь наш народ, четко понимали, что и зачем мы строим, в каком государстве мы хотим жить и ради чего вообще всё это затеяли.
В противном случае наше сознание будет постоянно подвергаться разрушительным атакам широпаевщины всевозможных оттенков: а не проще ли нам, братцы, рассыпаться на тысячу маленьких медвежат и зажить припеваючи как на берегу Женевского озера? А может все-таки прав русский националист-зороастриец Крылов? А может пора уже отделиться от южных наших земель Великой Кавказской стеной? Ну и так далее.

Для того, чтобы поставить на всей этой власовщине окончательный жирный крест, нам уже сегодня остро необходимо объяснить всем страждущим смысл существования новой Русской Империи, ибо всякая империя является не просто определенной формой государственного устройства, но своего рода средством для достижения четко обозначенного Идеала, высшей Цели. Вспомним Рим с его Pax Romana, вспомним Киплинга с его "Бременем белого человека", вспомним все ту же старушенцию Хиллари с ее стремлением спасти всех педиков на планете. Для каждой Империи нужна своя возвышенная цель, достижением которой и оправдывается само ее существование, ее имперские наднациональные амбиции.
Естественно, подобное обоснование мирового статуса России было вполне традиционным и для русского державного мировоззрения:

Нет ни единого крупного деятеля русской мысли или государственности, который бы не свидетельствовал и в самом себе, и в своем слове о том, что русская национальность есть мировая национальность, никогда не замыкавшаяся в круге племенных интересов, но всегда несшая идеалы общечеловеческой жизни, всегда умевшая дать место в своем деле и в своей жизни множеству самых разнообразных племен.
Именно эта черта и делает русский народ великим мировым народом и, в частности, дает право русскому патриоту требовать гегемонии для своего племени. Мы же теперь слышим иной раз требование прав для русского племени не потому, что это нужно для всех других, для всего человечества, а просто потому, что для русского племени выгодно все забрать себе. Это настроение и точка зрения, против которых вопиют вся русская история, вся жизнь русского народа, все лучшие его мыслители и деятели.

Только во имя своей великой общечеловеческой миссии русский народ может требовать себе руководительства другими народами и тех материальных условий, которые для этого необходимы. Те требования, которые может и должен предъявлять русский народ, налагают на него великие обязанности попечения и справедливости. Он не из тех опекунов, которые пользуются своими правами для того, чтобы обобрать отданных в зависимость от него. Люди, которые этого не понимают и не чувствуют, думают и живут не по-русски. Это не мы им говорим, а целый сонм русских мыслителей, деятелей, вникавших в идею жизни своего народа.

Если мы любим Россию, если мы готовы при надобности стереть с ее дороги всякого врага и супостата с радикализмом Грозного, Петра Великого, Муравьева-Виленского и графа Евдокимова-Кавказского, то только потому, что велика для всего рода человеческого и необходима господствующая роль нашей нации. Не будь этого, мы бы не смели требовать для русских ни на волос чего-нибудь больше, чем для всякого другого народа. Если Россия откажется работать на пользу всеобщую, она теряет все свои права мировой нации.


Л.А. Тихомиров, "Что значит жить и думать по-русски", 1911 г.

Замечательно сказано, что для Льва Александровича не удивительно. Теперь осталось только разобраться, о какой "великой общечеловеческой миссии" говорит "целый сонм русских мыслителей, деятелей, вникавших в идею жизни своего народа" и насколько эта миссия может быть реализуема сегодня в рамках той имперской парадигмы, что мы пытаемся воссоздать на развалинах Советской державы.

Нет никаких сомнений по поводу того, каким было содержание нашей державной идеи еще 100 лет назад. В той же статье Тихомиров прямо пишет о великой религиозной миссии русских: "русский народ имеет великие заслуги в христианском деле именно потому, что всегда признавал себя не собственником христианства, а слугой, сам ему служил, а не его заставлял служить себе".

Это та самая, наиболее известная государственная формула в нашей истории, согласно которой русское царство есть Третий Рим, а четвертому, как известно, не бывать.
Предки наши, создавая державу, без всякого кокетства относились к ней как к последнему оплоту Православия на земле, и именно эта высочайшая ответственность за судьбу апостольской веры позволяла им требовать особого статуса для своей страны. Уже в наши дни эту идею блестяще сформулировал часто мной критикуемый Егор Холмогоров (с которым я, однако, практически всегда соглашаюсь, как только он перестает сочинять европейские демократические басни): нам нужно ядерное оружие, чтобы никто и ничто не смогли заградить рот нашему свидетельству о Христе.

Формула блестящая, но как ее донести до большинства русских людей, живущих в 21 веке? Чтобы они восприняли ее не в качестве очередного бессмысленного "нацпроекта", а в качестве той идеи, которая осмыслит и сам процесс государственного строительства, и жизнь отдельно взятого гражданина.

Большинство русских и сегодня уверенно идентифицируют себя в качестве православных, даже не будучи людьми воцерковленными. Но примут ли такие "условно православные" идею Третьего Рима? Как сделать так, чтобы либеральная западническая мифология о европейском процветании, свободе и всеобщем счастье не затмила в их глазах великую русскую государственную идею?

На мой взгляд, при всей видимой сложности поставленной задачи, сделать это довольно просто. Не вижу здесь абсолютно никаких непреодолимых трудностей, было бы желание и политическая на то воля.
Даже более того: происходящее сегодня в мире явно играет в нашу пользу. Это совершенно очевидно.

Тот культурный, мировоззренческий тренд, который в последние десятилетия все более набирает силу в западной цивилизации можно емко охарактеризовать всего одним словом: АНТИХРИСТИАНСТВО. Здесь вам и потеря гендерной идентичности, и пропаганда гомосексуальных отношений, и ювенальная юстиция, и всё-всё-всё, что так или иначе связано с разрушением в обществе системы традиционных ценностей.
С одной стороны, это всё печально и многим хочется убежать в глухую тайгу, дабы спрятаться от приближающегося антихриста в самолично вырытой землянке. Но логика эта отнюдь не христианская, ибо всякий христианин отлично знает, что миром управляют не масоны, не евреи, не Сурков и даже не сам князь мира сего, а сугубо Господь Бог. И делает Он это так изящно, что, не лишая испорченных грехопадением человеков Своего дара свободной воли, в то же время всё творимое нами зло так или иначе обращает во благо.

Вот и сейчас мы в оба глаза наблюдаем расползающееся по планете либеральное чудище под условным названием "Постмодерн". Зло ли это? На наш христианский взгляд, безусловно зло, причем абсолютное. Но именно это зло и становится мощнейшим стимулом для успешной реализации очередного русского геополитического проекта. Именно благодаря наступающей по всем фронтам либеральной парадигме, сегодня у России появляется шанс стать одним из полюсов притяжения в новом формате международных отношений, которые, судя по всему, избавляются от своей губительной звездно-полосатой однополярности.

Лично я глубоко убежден: успех российского интеграционного проекта во многом будет зависеть от той мировоззренческой модели, которая ляжет в основу нашего общества и нашей новой государственности. Но как раз здесь-то нам и есть что предложить. Именно в области цивилизационных Смыслов нам есть, что предложить миру, помимо наших нефти, газа и транспортных коридоров.

В мире, где уверенным шагом маршируют все более поражающие своей массовостью гей-парады, идейной основой нашего имперского проекта, которая придаст ему прочности, самостоятельности и независимости, может и должна стать традиционная христианская культура, традиционное христианское мировоззрение, однажды уже сформировавшее европейскую (и русскую в том числе) цивилизацию. Других столь же приемлемых и подходящих сегодня вариантов просто не существует. Футурология от Максима Калашникова и аналогичных утопистов - это именно что очередной социальный утопизм. Рассматривать всерьез все эти фантазии, замешанные на ностальгии по советскому прошлому, - крайне несерьезно, сорри за тавтологию. Тем более, что только вооружившись (самое подходящее, кстати, слово) традиционными ценностями христианской культуры мы сможем успешно противостоять идеологии Постмодерна. Предлагая миру свой собственный цивилизационный проект.

На Западе венчают педерастов?
Отлично. А Русская Православная Церковь держится тех догматов и канонов, что берут свое начало от Апостолов. (И именно эти ее "косность" и "средневековость" уже сегодня становятся мощным преимуществом в глазах последователей остальных христианских конфессий, особенно протестантских, где христиане, не согласные с толерантными трактовками Евангелия, массово покидают свои прежние церкви).

На Западе проводят многотысячные гей-парады?
Отлично. А в Русской империи гей-тусовки будут запрещены.

На Западе кризис традиционной семьи, падает рождаемость, и становится модным не "навязывать" детям их половую идентичность?
Отлично. А в России все ровно наоборот. Работают мощные госпрограммы по стимулированию рождаемости. Запрещена всякая пропаганда сексуальной распущенности и "свободных отношений", обществом приветствуются только здоровые половые отношения. Никаких тебе спецкурсов "Глубокая глотка", секс-шопов и порноканалов. Супружеская измена? Это позор. Беспорядочные половые связи? Для социальных низов и маргиналов. Последнего чиновника от ювенальной юстиции пристрелил рассерженный родитель в самом начале третьего путинского срока. Его даже судить за это не стали.

В благословенном евроатлантическом мире совсем не осталось женщин, место которых заняли отмороженные карьеристки, бизнесвумен и суфражистки, подающие на мужчин в суд за то, что им уступают место в транспорте?
Отлично. А в России живут именно что Женщины. Те самые, о существовании которых несчастные европейские мужики могут узнать исключительно из романов Александра Дюма и турпоездок по Золотому кольцу.

Подобный список противопоставлений можно продолжать очень долго, но уже сейчас очевидны те плюсы, которые мы получим от своего позиционирования на международной арене в качестве государства, где нормальный человек традиционной (христианской) культуры, культуры Петрарки, Рафаэля, Канта, Гете и Баха, будет чувствовать себя КАК ДОМА.

Иностранцы будут уезжать от нас со слезами на глазах, представляя что их ждет в гнилом и тоскливом западном мире гомосексуализма и стервозных пустых женщин, накаченных силиконом и ботоксом. В европейских фирмах еще сохранившиеся там нормальные люди будут устраивать корпоративные войны за право работать в московских офисах. Каждый второй немец, шотландец или скандинав, оказавшийся на грани умопомешательства от окружающего его постмодернистского дурдома, будет вставать в очередь к российскому консульству.
Россия станет магнитом для всех прилично образованных и воспитанных граждан, из числа тех, кто еще хочет жить НОРМАЛЬНОЙ человеческой жизнью. Жизнью, где зло называют злом, а добро добром.

Уже сейчас мою душу греют комментарии здравомыслящих американцев и европейцев относительно России, будь то работа нашего телеканала Russia Today, независимая политика Путина или невозмутимость Таганского суда, выписывающего приговоры кощунницам, невзирая на протесты САМОЙ Мадонны. Уже сейчас и в Европе и в Америке есть много людей, кто ясно понимает: Россия – это не просто ночной кошмар Хиллари Клинтон и Митта Ромни. Это всё более сильная и самостоятельная держава, отличающаяся от демократического мирового сообщества своей способностью говорить то, что она хочет, а не то, чего хотят от нее услышать европарламентарии и Государственный департамент.

Российская сторона отказалась поддержать часть совместного заявления глав МИД стран "Большой восьмерки", касающуюся прав сексуальных меньшинств. Россия считает недопустимым, когда под предлогом защиты представителей так называемых сексуальных меньшинств на практике, по сути, проводится агрессивная пропаганда и навязывание определенного образа поведения и системы ценностей, которые могут оскорбить чувство значительной части общества.

Сама Судьба указывает нам верный идеологический выбор для нашей будущей государственности.
Что или кто может помешать нам сделать его? Дворкович с Чубайсом? Тимакова с Юргенсом? Крылов с Широпаевым? Навальный с Удальцовым?
Нет, братцы. Если только мы сами накосячим. В очередной, кстати, раз.

Крайне обидно тогда будет. Ибо другого шанса, боюсь, уже не предоставится.
Tags: Империя, русская национальная идея
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 42 comments