arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Будет ли цензура в России по-русски?

Да! Конечно! А как же иначе?!

Ныне у нас пошла такая мода, даже в среде вроде бы патриотически настроенной публики, что "запретами делу не помочь", что "запретный плод всегда сладок", ну и так далее, и тому подобное. А, следовательно, по мнению сих просвещенных натур, запрещать что-либо - заведомо тупиковый и неэффективный путь.

На самом деле, озвученная позиция есть полнейшая чушь и отрицание всего нашего позитивного исторического и культурного опыта. А ее популярность в общественных умах лишь показывает как далеко зашло наше сознание в своем либеральном разложении и гниении. Под воздействием либеральных стереотипов мы уже отказываемся от самых основ нашей цивилизации, даже не замечая этого и полагая, будто говорим правильные и умные вещи.

Запрет - это не тупиковый путь. Запрет - это основа основ любого культурного развития. Ибо сама культура и есть система табу. Там где нет табу, там где словоблуды трещат своими языками о неэффективности цензуры, там культура не рождается и не развивается. Там идет обратный процесс - процесс культурного разложения (который мы сегодня имеем "счастье" повсеместно наблюдать в нашем гиперсвободном обществе). А вот там, где появляются табу (там где общество первобытных дикарей устанавливает: испражняться на глазах у других стыдно) там и начинается процесс культурного созидания.

Поэтому в России по-русски, конечно же, будет цензура, ограничивающая те проявления, что явно противоречат ценностям нашей православной культуры. И в первую очередь это коснется темы секса и всего, что с ним связано. Так что приготовьтесь к тому, дорогие граждане, что в обозримом будущем (я все же надеюсь, что мы в обозримом будущем встанем на путь такого государственного строительства) из нашего публичного информационного пространства напрочь исчезнут голые бабы и вся эта гадость и мерзость, от которой уже не только не возбуждаешься, а испытываешь лишь одно отвращение.

Ну а пока Россия по-русски - лишь обозримая перспектива, почитайте замечательную статью Соколова-Митрича. Она хоть и старенькая, но актуальности своей ничуть не утратила.


P.S.
Все те, кто со мной не согласен: не стоит надрываться в комментах, мне не интересно ваше мнение, мне на него плевать. Через 5-10 лет люди именно с русской идеей поведут за собой страну, а вы так и останетесь на уровне анонимных интернет-комментаторов. Ваше мнение никому не интересно. Абсолютно. Совершенно. Зато у вас есть право проголосовать ногами и покинуть "эту страну" вслед за Машей Слоним, Машей Гайдар, Тихоном Дзядко и прочей "прогрессивной" публикой.
________________

Человечество устало от секса. Ему не нужно его столько, сколько навязывает рынок. Анфиса Чехова, Зигмунд Фрейд, Шерон Стоун – вы уже задолбали со своим основным инстинктом, дайте пожить спокойно.

Это, наверное, самая страшная тайна современной цивилизации. Мало кому хватит смелости публично заявить: «Хватит голого мяса! Я вовсе не хочу каждый день взбивать пыль на своей или даже чужой постели! И через день – тоже не хочу. Мне уже не интересно смотреть на женщин, потому что с них нечего снимать! Зачем эти сволочи, которые сидят в телевизионном пруду, интернетовом пруду и глянцевом пруду, так любят щекотать меня за яйца?! У меня есть много других интересов и желаний! Товарищ милицейский-полицейский, чего Вы стоите, сделайте уже что-нибудь с этими озабоченными. Вы же видите – они нарушают мое право на неприкосновенность».

Стоит только кому-нибудь сказать нечто подобное, как его тут же обвинят в лучшем случае в гомосексуализме, в худшем – в импотенции. А импотенты – это самая дискриминируемая каста, хуже негров и террористов. Поэтому никто не говорит. Я первый. Знаете, как страшно?! Вот сейчас зажмурюсь и продолжу.

У меня все нормально. И с мужским здоровьем, и с сексуальной ориентацией, и даже с семьей. Я не маньяк и не ханжа. Я люблю свою жену, причем не только как мать моих детей. Я умею смотреть на хорошую женскую фигуру и желать ее обладательнице достойного жениха, особенно если фигура – не единственное, что девушка может предложить. Я даже могу, глядя на очередной проплывающий мимо кораблик в юбке, вздохнуть о чем-то таком, но только вздохнуть, потому что жена у меня строгая, чуть что – сразу наносит моральный ущерб.

Иногда я езжу в такие командировки, где нет телевизора, Интернета и живых женщин, зато хватает свежего воздуха, тишины, деревьев и физических нагрузок. Эти поездки бывают долгими. И каждый раз я удивляюсь одному и тому же: никаких претензий моему организму «основной инстинкт» не предъявляет. Когда нет никаких внешних раздражителей, никто не сверкает кожным покровом, то половое уходит на второй план, уступая место человеческому.

Однажды я оказался в психушке и разговорился там с главврачом. Так получилось, что эта больница была вынуждена делить территорию с монастырем, поэтому интервью быстро перекинулось на тему воздержания: что это – норма или отклонение?

Ответ медицинского работника, который, несмотря на близость к монастырю, был далек от воцерковления, меня поразил. Он, то есть она сказала примерно следующее: потребность человеческих особей в сексуальном общении на сегодняшний день чудовищно преувеличена. Тот уровень сексуальности, который задается информационным пространством как норма, свойственен разве что людям больным, причем не только психически. Сексоцентризм сознания характерен, к примеру, для первой стадии туберкулеза, некоторых кожных заболеваний и даже проказы. Не говоря уже о том, что исключительно сильная потребность в сексе наблюдается у большинства пациентов психиатрических клиник.

– То есть творчество Высоцкого в той части, где «главврач Маргулис телевизор запретил», медицински верно?

– Это при том, что во времена Высоцкого был совсем другой телевизор. Мне даже страшно подумать, что будет с нашей маленькой больничкой, если хотя бы на час мы будем включать его в вечернее время. Про психическое здоровье тех, кто смотрит телевизор «на воле», я уже давно не думаю. Иначе сама сойду с ума.

После этого разговора я не перестал сидеть перед экраном и монитором, но невольно начал анализировать роль сексуального ингредиента в том информационном продукте, который мы потребляем, а также то, как потом это сказывается на нашем поведении. И пришел к выводу, что образ Ленина времен СССР – это дряблая старушкина грудь, по сравнению с тем, какое место в нашем сознании теперь занимают основные сексуальные символы.

Мы все живем во власти жесточайшей диктатуры. Это диктатура мягкой ягодицы. Диктатура большой груди. Диктатура длинных ног и коротких половых отношений.

Если кто-то хочет продать нам задорого что-нибудь ненужное, то на рекламном плакате он ставит рядом с этим ненужным полуголую бабу – и мы должны тут же бежать в магазин. И бежим.

Если ты хотя бы раз в месяц не снимаешь трусы с какой-нибудь новой женской задницы, значит, ты или нездоров, или не мужик. Нам дают это понять, и мы понимаем.

Рынок психического здоровья захватили недоделанные зигмундовы потомки. Голоса нормальных психиатров тонут в болоте «медийной медицины». «Семя в организме мужчины – это раздражитель, который нужно постоянно выплескивать!» «Регулярная внебрачная половая жизнь – лучшее средство от депрессии!» Любопытная деталь – сами авторы подобных мантр, как правило, имеют полный набор признаков импотенции: лицевой целлюлит, плешивые затылки, внушительные животы. Причина этого, на мой взгляд, в том, что если человек невоздержан, то он невоздержан во всем: в сексе, жрачке, бухле и медийном самолюбии.

А теперь попробуйте поговорить с каким-нибудь мускулистым, подтянутым доктором, у которого в кармане не купленная корочка общественно-дворовой академии, а честный государственный научный статус. Он объяснит вам, что склонность здорового организма к воздержанию – это даже не христианская доблесть, а медицинский факт. Мужчины с прекрасными физическими данными, находящиеся в наилучшей спортивной форме, меньше всего испытывают приступы желания срочно залезть в чью-нибудь постель. В Древней Греции обычным явлением было воздержание атлетов, и в наши дни спортсмены более других сдержанны по отношению к слабому полу. Сильный, мужественный, состоявшийся мужчина не делает культа из секса, не является его рабом. Наоборот, он хозяин этого инстинкта, он знает, чего он хочет, кого он хочет и просто так своим семенем не разбрасывается. И только человек слабый – физически, психологически и статусно – позволяет себе считать потребность в размножении «основным инстинктом». Только у таких глаза все время рыскают в поисках голой ляжки, а руки постоянно тянутся не туда. Результат такой беспорядочной и бессмысленной сексуальной жизни — обоюдная деградация: и того, кто сверху, и того, кто снизу.

Когда-то очень давно, когда еще можно было мыслить головой, а не своими мудями и чужими грудями, кто-то очень умный сказал: «В мужском организме есть маленький орган, который всегда голоден, если его пытаются удовлетворить, и всегда удовлетворен, если его держат в голоде».

Синоптики говорят, что скоро начнется весна. Время быть мужчиной. Настоящим.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 49 comments