arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Хотят ли русские войны?

Не так давно уважаемый putnik1 у себя в блоге дал ссылку на какую-то сомнительную итальянскую газету, в которой был опубликован отрывок якобы состоявшегося разговора Владимира Путина с турецким премьер-министром Эрдоганом.

Напомню:
Коротко: как утверждают итальянцы, в распоряжении ливанской Al Addyar оказался отрывок диалога между Владимиром Путиным и Реджепом Тайипом Эрдоганом, в ходе которого российский президент в жестком тоне предупредил турецкого премьера, что "появление первого же турецкого солдата в Сирии будет оценено Москвой, как объявление войны". Якобы также на возражения Эрдогана последовал ответ: "Мне не нужны признания, чтобы реализовать мое предупреждение; мы готовы к войне, и я не шучу".

И вот история повторяется.
На этот раз "утечка" происходит уже в турецких СМИ - в газете Рабочей Партии Турции. Это, конечно, не уровень центральной прессы, но тем не менее.



Фейк это или не фейк - вопрос до сих пор не снят.
Хотя всё действо вполне смахивает на грамотный "слив" информации. По крайней мере, я бы очень хотел рассчитывать, что это действительно так - уж больно греют мою израненную "имперскую" душу подобные разговоры с лидерами вражеских государств. Инфузориям, вроде Константина Крылова, не понять.

Надежды мне прибавляет и факт беспрецедентных учений Стратегических ядерных сил России, которые только-только завершились и прошли под непосредственным руководством Верховного главнокомандующего. К учениям была привлечена вся наша славная ядерная Триада: самолёты дальней авиации, морская и наземная составляющие СЯС. В новейшей истории страны такие учения проводились впервые. И только совершенно больной на голову "опп" не увидит в этом отклика на происходящие в Сирии и не только события.

Кстати, о больных на голову.
Немного удивляет то обстоятельство, что столь тревожные новости совершенно не обсуждаются оппонентами Владимира Путина, особенно теми, кто недавно выбрал себя в руководящий орган оппозиции.
Ведь ситуация, на их-то взгляд, совершенно аховая: Россия грозит войной члену НАТО. Да за что? За какой-то междусобойчик на Ближнем Востоке! Виданное ли дело?! Ну чем не повод устроить массовую истерику ("Режим окончательно съехал с катушек!"), даже если новость и фейковая (уж этим-то товарищам к подобным технология явно не привыкать)? Однако, молчок.
Ну что ж. Пусть молчат.

А мы тем временем обратимся к нашей классике.

Л.А. Тихомиров, "О смысле войны" (1904 г.):

На берегах Тихого океана кипит кровавая борьба, и, вдумываясь в причины ее, нельзя не опасаться, что она окажется спором не на месяцы и годы, а на очень долгий период. Чувствуется, что на БлижнемДальнем Востоке поднялся вопрос всемирно-исторический, при решении которого нам понадобятся все наши способности бороться, устраивать и управлять.

А между тем в обширных слоях нашего общества стелются полосы самого опасного тумана социально-политического "декаданса", развивающегося уже много десятков лет. Размягченное состояние умов, дряблость чувства, отвращение от всякого напряжения энергии вообще, какое-то "обабленное" настроение создали почву для принципиального отрицания всякого действия "силой" (и в частности - отрицание войны) в резкой дисгармонии с запросом истории на мужскую доблесть.

...Создано ходкое распространение идей, отрицающих силу, причем, в частности, отрицание особенно распространяется на войну как наиболее яркое применение силы, "насилия"... Вера в то, будто бы война есть "зло" и "варварство", распространилась в среднем образованном обществе до того, что доросла до несокрушимой пошлости. Со всегдашней нетерпимостью опошленного верования это отрицание войны стало уже воинствующим и готово забрасывать камнями всякий проблеск сознания всей важности "войны"...

Русскому обществу, всем несколько живым элементам его, пора обратить внимание на необходимость освежить и исправить ходячие понятия. Ведь в действительности война вовсе не "бессмысленное" явление. Русское общество должно вспомнить, что на важное и полезное значение войны "имели смелость" обращать его внимание крупнейшие представители русского гения нашего времени.

Довольно вспомнить Достоевского и Владимира Соловьева...

Идея вечного мира, поддерживаемого соглашением государств, - это невозможнейшая мечта, и я даже не вижу, чтобы это была мечта высокая. Она невысока потому, что исходит из предположения, будто у государств как выразителей национальных стремлений нет ничего, кроме мелких материальных "интересов", нет нравственных интересов, нет своей идеи существования.

Конечно, если бы нации жили только материальными интересами, то легко было бы хорошо устроенными третейскими судами предотвратить войну навеки. Тут расчеты были бы ясны.
Одна нация требует миллион, другая не хочет его давать или даже сама желает взыскать два миллиона: легко вникнуть, кому с кого получать и сколько. Легко рассчитать, что война будет стоить дороже, и на основании всего этого примирить враждующих, указав им благоразумное и справедливое соглашение.

Для всех подобных случаев развитие третейских судов - идея разумная и полезная.
Но дело в том, что такие интересы исчерпывают международные отношения только тех наций, которые уже выходят в тираж истории. Во всех живых коллективностях столкновения несравненно сложнее.

...Соглашение... Но разве оно мыслимо для убеждения?
О соглашениях очень охотно говорят те, которым все безразлично, у которых нет горячего чувства ни к чему. Но такие люди не способны ничего и создать. Созидают только те, которые горячо и сильно верят и безусловно преданы своей идее. Такие же люди - при значительной разнице идей - не могут принимать соглашения: оно для них не имеет смысла, оно для них равносильно отречению от себя.

Идея соглашения, третейского суда, упускает, таким образом, из виду нечто очень важное в человеческой жизни.
Это важное состоит в том, что нации, заслуживающие такое название, нации великие, нации, которые и являются причиной войн, имеют свою идею. Ее нации не способны уступать иначе, как пред непреодолимой силой. Можно сказать, что у всех них эта идея состоит во всемирном господстве своего типа, своей правды.

...Все великие нации считают свою идею наивысшей.
Нация может прекрасно сознавать, что она в данном отдельном столкновении не права, и в то же время может чувствовать себя исторически правой. Англичане покорили буров силою и лишили их независимости - и в этом частном случае добросовестный англичанин может признать свою неправоту. Но он скажет: это было неизбежно для господства Англии в мире, а господство это необходимо не только для Англии, но даже для самих покоренных. Англичане несут цивилизацию, порядок, уничтожают бессмысленные стены, разгораживающие народы, и т.д. Великая идея требовала жертвы; это жаль, но зато впоследствии самим же бурам будет лучше...

Совершенно то же самое уже говорят американцы. Но совершенно то же самое скажет каждый русский, сознающий идею своего великого Отечества, носящий ее в своем уме или сердце. Казанские стены взлетели на воздух при чтении евангельских слов "и будет едино стадо и един Пастырь", и то чувство, которое заставило летописца отметить это знаменательное совпадение, живет в сердце русского. И когда перестанет жить, это будет только значить, что Россия умерла для человечества!

Теперь спрашивается: как же примирить эти различные идеи, одинаково всемирные, одинаково не желающие и не способные уступить свое место другому иначе как с жизнью?
Это невозможнейшая мечта, чуждая сознанию того, чем живут народы.

Понятно, в мелочах, в несущественном все охотно подчинятся идее примирения, тем более что в этих мелочах легко найти справедливое решение.
Но ни в чем, затрагивающем самую идею существования их, великие нации не могут быть примирены. Если столкновение происходит на таком пункте, который затрагивает всемирную роль великой нации, она уступит только силе...

Война, таким образом, имеет смысл очень глубокий, который делает обязательным уважение не к убийству, но к исторической роли силы.
Этой исторической роли силы не должен забывать ни один народ, который имеет историческую роль, миссию, как говорится.

Мелкие, внеисторические народы могут жить, забывая значение войны: все равно не они будут устраивать человечество, а их самих кто-нибудь будет устраивать. Но всякая нация, которой дано всемирное содержание, должна быть сильна, крепка и не должна ни на минуту забывать, что заключающаяся в ней идея правды постоянно требует существования защищающей ее силы.

Война как вооруженная защита этой национальной идеи, как орудие ее распространения и утверждения есть и будет явлением необходимым, явлением, без которого при известных условиях невозможны ни жизнь нации, ни окончательное торжество той общечеловеческой идеи, которая в результате окажется величайшей, наиболее объединительной, наиболее способной дать мир народам
.




P.S.
Страшно даже представить, сколько всяких дураков захочет спросить меня: служил ли я в армии, пойду ли умирать за Путина, отправлю ли всю свою родню воевать за рашку, ну и так далее...
Tags: Путин, геополитика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments