arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Мир мученикам!



Очередная новость с пылающего Ближнего Востока:

В Сирии боевики ИГИЛ казнили 12 человек, отказавшихся отречься от Христа. Троих мужчин и сына одного из них в Алеппо, и еще восемь сирийцев в деревне неподалеку. Мужчины и мальчик из сирийского Алеппо были захвачены в плен боевиками. Мальчик был сыном одного из пленников, главы местной христианской общины. Террористы жестоко пытали ребенка. Когда и после этого мужчины отказались отречься и принять ислам, их распяли на кресте. В деревне неподалеку боевики захватили еще восемь христиан. Среди них были две женщины, 23 и 33 лет. Когда и эти пленники отказались отречься от христианства, над женщинами публично надругались. После этого всех христиан казнили.

Новость самая обычная. Никто уже даже не вздрагивает и не удивляется, слыша такое. Обычное дело в нашем мире - убивать христиан, не желающих отрекаться от Христа. И Западная цивилизация молчит. Западная цивилизация, христианством созданная, молчит. Такое подлейшее предательство ей обязательно отольется реками крови. Когда нехристиане придут на земли европейцев и американцев и устроят им вакханалию смерти. Граждане Запада, в те трагические минуты наблюдая, как вашим детям режут головы бородатые фанатики, обязательно вспомните тех христиан, которых вы отдали на съедение порожденным вами чудовищам. И ваши страдания облегчатся.
_______________

"...Наконец долгожданная минута наступила. Цирковые служители внесли сперва деревянный крест, не слишком высокий, чтобы медведь, став на задние лапы, мог достать до груди мученика: затем два человека ввели, точнее, втащили Хилона - с раздробленными костями ног он идти самостоятельно был не в силах. Его положили на крест и прибили так быстро, что любопытствовавшие августианы даже не успели его разглядеть толком, и лишь когда крест был водружен в заранее приготовленной яме, глаза всех уставились на него.

Однако мало кто узнал бы в этом нагом старике прежнего Хилона. После пыток, которым его подвергли по приказу Тигеллина, в лице его не осталось и кровинки, лишь на белой бороде алел кровавый след от вырванного языка. Кожа на теле так истончилась, что видны были все кости скелета. И выглядел он гораздо более старым, даже дряхлым. Но если прежде глаза его беспрерывно метали тревожные, злобные взгляды, а подвижное лицо выражало постоянную тревогу и неуверенность, нынче черты его хотя и были скорбны, но вместе с тем была в них разлита такая кротость и умиротворенность, какие бывают у спящих или у покойников.

Возможно, ему придавала уверенность мысль о распятом разбойнике, которого Христос простил, а может, он в душе говорил милосердному Богу: "Господи, я кусался, как ядовитый червь, но ведь я всю жизнь был бедняком, умирал с голоду, люди попирали меня, били, издевались надо мною. Был я, Господи, беден и очень несчастлив, а теперь вот подвергли меня пыткам и прибили к кресту, и Ты, милосердный, не оттолкнешь же меня в час смерти!" И, видимо, покой снизошел в его сокрушенное сердце.

Никто не смеялся - в этом распятом мученике было такое смирение, он выглядел таким старым, беззащитным, слабым и побуждал кротостью своею к состраданию; каждый невольно спрашивал себя, как можно мучить и распинать людей, которые и так уже при смерти. Толпа молчала. В рядах августиан Вестин, оборачиваясь то вправо, то влево, испуганно шептал: "Смотрите, как они умирают!" Другие ждали медведя, в душе желая, чтобы зрелище поскорее закончилось.

Наконец вбежал на сцену медведь. Мотая низко опущенною головой, он исподлобья оглядывался, точно что-то задумав или что-то разыскивая. Заметив крест, а на нем обнаженное тело, он приблизился, даже немного привстал на задних лапах, но тут же опять опустился на передние, уселся возле креста и заворчал, как если бы и в его зверином сердце проснулась жалость к этому полумертвому человеку.

Цирковые служители стали подбадривать его выкриками, но публика молчала. Хилон между тем медленно приподнял голову и некоторое время обводил глазами амфитеатр. Наконец взор его остановился где-то на верхних рядах, грудь заколебалась живее, и тут произошло нечто, поразившее зрителей. Лицо его осветила улыбка, вокруг головы словно бы воссиял свет, глаза перед смертью обратились к небу, и две крупные слезы медленно покатились по щекам.

Он испустил дух.

Внезапно вверху, под самым веларием, звучный мужской голос вскричал:

– Мир мученикам!

В амфитеатре наступила мертвая тишина".


Генрих Сенкевич, "Камо грядеши".
_______________

Звучный мужской голос принадлежал апостолу Павлу, который накануне крестил негодяя и подлеца Хилона в новую веру.

Павла вскоре тоже казнят. Все апостолы, кроме Иоанна, примут мученическую кончину.

Они победят мир через смерть. Как и их Господь.


P.S.
Давно уже брежу этой идей - снять православный русский блокбастер по легендарному роману поляка-католика Сенкевича. А пригласить для этого на роль режиссера американского католика Мэла Гибсона.

Уверен, собрать бюджет - не проблема. Почему? Да потому что это прекраснейшая возможность заявить о России в мире, о нашей позиции, которую западные СМИ никогда не донесут до своих потребителей. Этот фильм будет естественным продолжением всей нашей внешней политики, нашего глобального позиционирования на планете Земля. Это та самая стратегия несилового влияния на внешний мир, о которой говорит Сергей Лавров: "Сегодня очевидно, что без грамотного использования солидного ресурса "мягкой силы" невозможно эффективно отстаивать интересы государства в мире". А что такое "мягкая сила"? Это не завоевание и подчинение, а "овладение умами" людей и привлечение их симпатий на свою сторону, симпатий к своей стране и ее культуре. Достигается сей эффект при помощи кинематографа, пропаганды своих культурных ценностей, произведений искусства, музыки, научных достижений, образовательных программ, в общем всего, что может создать позитивный и узнаваемый образ страны за рубежом.

Оцените, камрады, какой бы это вышел блестящий ответ на всю ту антихристианскую пропаганду, что без устали ведется и у нас, и в западном мире. И какой разительный контраст для всего человечества: США повсюду насаждают гей-парады и однополые браки, а Россия снимает кинопремьеру года, в которой рассказывается про гонения на Церковь и мучеников, умирающих за Христа и за жизнь по Его заповедям. И все это на фоне происходящего сегодня на Ближнем Востоке и, в целом, в исламском мире.

Вот это был бы красивый ход в области глобального международного пиара. Достойный настоящего мастера.

Только чтобы такой ход сделать, нужно думать по-русски.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments