arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Внешняя политика России

В последнее время веду ожесточенные споры с антипутинистами из числа националистов и патриотов. Это, сами понимаете, очень суровые и решительные люди. На следующий день после своего избрания на пост Президент любой из них объявит Белоруссию и Северный Казахстан неотъемлемыми частями возрождаемой Русской Империи. А потом отдаст приказ эскадрилье Су-34 одним ударом превратить группировку АТО в большую братскую могилу. В честь этого торжественного события дизайнеры сайта "Спутник и Погром" нарисуют самый красочный плакат за всю историю политических плакатов. А Егор Просвирнин напишет свой самый культовый текст, над которыми будут рыдать от воодушевления легионы лучших их русских.

В принципе, я уже раз сто объяснял антипутинистам, почему не стоит винить Путина в недостаточности русского крена в нашей внешней политике (на Украине особенно). Государство - это большая, огроменная просто машина, а Путин не восточный деспот, не кукловод и не оператор ЭВМ, задающий команды и прописывающий алгоритмы. Путин всего лишь президент в огромной стране, на политическом Олимпе которой представлены все лобби, кроме русского. Путин всего лишь президент в огромной стране, в которой есть патриотизм советский, есть патриотизм российский, есть патриотизм европейский (та же национал-демократия), но вот русской идеи национально-политической - днем с огнем не сыщешь.

Путин не может и не должен делать то, что от него требуют Просвирнины и прочая шваль. Его никто не просил и не уполномочивал превращать нашу Советскую Многонационалию в Россию по-русски. Более того, если Путин начнет такие пертурбации, мало того, что на него окрысятся практически ВСЕ элитные группы. Так еще и народ возмутится - советской серости, которая сегодня определенно преобладает в русском обществе, Россия по-русски не нужна. Она - ее главный противник. Как же мы можем обвинить Путина в том, что он не идет против элит и против собственного народа?

В отсутствие русской нации, русских элит и русской идеи наша внешняя государственная политика строится на ином принципе. Этот принцип можно критиковать и находить в нем свои изъяны и минусы, однако, во-первых, ничего идеального не существует, а, во-вторых, при всех своих возможных недостатках такой метод сегодня будет очевидно приносить результаты.

Суть его проста: мы всегда работаем только с законными режимами.

Мы не делим их на русские и нерусские, демократические и недемократические, мы делим их на легитимные и нелегитимные. Если власть избрана большинством населения без каких-то видимых явных нарушений и узурпаций - для нас такая власть является несомненным и единственным политическим субъектом. Ни на какие другие силы в стране, будь то оппозиционные (упаси, Боже!) или национальные, мы не ставим.

Такова наша внешняя государственная политика. Что на Украине, что в Сирии, что в Китае. На фоне откровенного беспредела, устроенного американцами, единолично определяющими судьбы режимов в других странах, эта позиция смотрится, безусловно, выигрышно - любой правитель любого государства знает, что русские не намерены его свергать, а, напротив, готовы с ним и только с ним работать, до тех пор, пока он - законная власть. Согласитесь, это мощнейший фактор, который уже сегодня (когда у русских появилась не только позиция, но и сила) постепенно переформатирует природу международных отношений.

Сейчас я вам на конкретных примерах (на примере Украины) наглядно покажу то, о чем я только что написал. Рассказ Константина Затулина, человека информированного и знающего:

Вот он [Янукович] приехал в Россию, зная точно, что если он вернётся на Украину, его обязательно посадят. Оранжевые власти уже подготовили там соответствующие уголовные дела, и его «закроют», как он сказал. Поэтому он приехал в Россию, для того, чтобы встретиться с этим человеком, и попросить политического убежища. Он будет здесь в России готовить «февральскую революцию», как Ленин в Швейцарии, а потом, когда дело подойдёт к выборам 2006 года, и когда уже будут зарегистрированы списки, неприкасаемость, он вернётся на Украину. То есть, он будет здесь, отсюда, из России готовить контроранжевую революцию на Украине.

Но, он пошёл к этому человеку, встретился с ним. Тот его внимательно выслушал, и сказал – «Знаете, Виктор Фёдорович, если Вы приняли такое решение, то мы, конечно, окажем Вам содействие. Мы предоставим Вам убежище. И мы поможем Вам не только здесь обосноваться, но и поможем Вам, для того, чтоб Вы не чувствовали себя брошенным, бедным и прочее. Дадим возможности Вам бизнесом заниматься. Но с этого момента, как только Вы примете такое решение, Вы больше к Украине не имеете никакого отношения. И никакой деятельностью из России на Украину заниматься не будете».

...Когда в апреле 2010, уже после Харьковских соглашений, в мае даже, Путин встречался с Януковичем, обсуждая с ним проблемы экономики, приезжал в Киев, выйдя после разговора долгого с Януковичем, он сказал: «Это предатель»... Я знаю, что он это сказал. Он это понимал прекрасно. Он понимал характер этого человека. Никакой энигмы для Путина Янукович собой не представлял. Но что было делать? Это был партнёр. Это был Президент Украины.


Вот так-то.

А это уже Леонид Петрович Решетников, про которого я пишу в последнее время довольно часто:

Надо было брать пример с западного мира. Они работают со всеми политическими силами, которые им могут быть полезны. А мы делали ставку только на Партию регионов, хотя там было много пророссийских организаций – от партии Витренко до православных объединений. Такая традиция еще с советских времен – с оппозицией предпочитаем не работать. Поэтому нас и обыгрывают.

Вот такая она, современная российская внешняя политика. Нравится вам или нет, но такая.

Чтобы ее изменить, тем более, чтобы она стала РУССКОЙ по своему характеру, приказа Путина недостаточно. Понимаю, что упоротые его ненавистники этого не поймут, но я говорю сейчас чистую правду.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments