arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Остров Лемнос: кто такие русские



В самом начале октября мне посчастливилось посетить Грецию и принять участие в XII Русских днях на Лемносе, острове, где нашли свой первый (а некоторые - и последний) приют тысячи русских беженцев, вынужденных покинуть родную землю в 1920 году, проиграв в Гражданской войне. Здесь, на Лемносе, был один из наиболее многочисленных таких лагерей, с русскими казаками - донскими, кубанскими, терскими и астраханскими.

Я вот постоянно слышу от патриотов СССР о том, что лишен всяких прав критически оценивать советское прошлое. Дескать, это наша общая история, какая есть - такая есть, она священна и неприкосновенна, так что руки прочь. Но у меня всегда один вопрос в этом случае возникает: а дореволюционная летопись России обладает такими же сакральными свойствами? Почему я всякий раз в дебатах с этими же людьми слышу про кровавого "Николашку", про "безнадежную, отсталую, рабскую страну", которую от полного краха и самоуничтожения могла спасти только социалистическая революция? Сегодня патриотический тренд в интернете с головы до пят закутан в красный кумач, из-под которого проглядывает прохановская икона со Сталиным.

Но как же быть с теми русскими, что проиграли большевикам?
___________

Лемнос - один из самых северных греческих островов. Климат здесь не самый мягкий и к туристическим он точно не относится, аэропорта нет, зато в наличии военный аэродром, обслуживающий местную базу НАТО. А еще это большая греческая дача, где живут богатые греки и потому земля тут стоит очень дорого. Чуть ли не самая дорогая в стране. Яхты заходят иногда просто волшебные.

На этом острове 95 лет назад и расположились своим вынужденным лагерем наши казаки. Более 24 тысяч. Фактически брошенные выживать на произвол судьбы. В отсутствие каких-то приемлемых условий для жизни, без теплой одежды, без еды, без всех необходимых вещей. Предательски запертые "союзниками" как дикие звери. Несчастные русские люди, оставшиеся без Родины и без какой-либо твердой уверенности в своем будущем.

Еще несколько лет назад никто и не вспоминал об этой трагической странице русской истории, но в апреле 2004 года Леонид Петрович Решетников, ныне директор Российского института стратегических исследований, совместно с двумя русскими дипломатами в Греции впервые ступили на эту землю. Так начались Русские дни на Лемносе. Так появился фонд "Наследие (Руссий Лемнос)", усилиями которого оказались восстановлены не только русские кладбища, но и сама русская память.

Я не буду вас нагружать подробным описанием тех тяжелых месяцев в 1920-1921 годах. Рекомендую всем приобрести книгу Решетникова "Русский Лемнос", в которой вся эта история изложена более чем подробно. Я же вам просто расскажу о своих впечатлениях о данной поездке.
_____________

Легкий диссонанс вызывает красота Лемноса - его пейзажи довольно резко контрастирует с тем, что 95 лет назад именно здесь, именно на этом самом острове, переносили тяготы изгнания русские казаки. Приехать сытым туристом из путинской России и оказаться здесь на голой земле беженцем без средств к существованию, под охраной французских негров из Сенегала... - это, конечно, две разные истории.

Вид из нашей гостиницы:



Крупный план:



Прямо по курсу старинная крепость Кастро, многое повидавшая на своем веку, в том числе и русскую осаду графом Орловым. Ночью крепость подсвечивается и смотрится это все просто волшебно:



Очень жаль, но телефонная камера, конечно, не в состоянии передать такую красоту. Особенно впечатляет во время ночных купаний - выплываешь к буйкам из-за скалы и над тобой нависает сияющее Средневековье...



А это центральная набережная Мирины, столицы Лемноса:





Если с этой набережной смотреть прямо по курсу, то в хорошую ясную погоду несложно разглядеть Афон, хоть священная гора и находится на расстоянии 60 морских миль от Лемноса. Я разглядел. Впечатляет.

Типичные южноевропейские мотивы:



А вечерами здесь ну просто чудесно:



Узкие улочки, уютные таверны, большие порции, вальяжные греки на вечернем променаде...

С горы, на которой располагается крепость, открываются чудеснейшие виды на Мирину и ее бухты:







В первый же день по приезду возложили цветы к памятнику Героев, погибших за освобождение Греции, и к памятнику морякам русских эскадр Александра Орлова и Дмитрия Сенявина:





"Там где русский флаг поднят, он опускаться не должен". У микрофона Леонид Решетников, директор РИСИ, и Генеральный консул Российской Федерации в Салониках Алексей Попов.

Ощущения в такие моменты испытываешь очень дивные. Вроде стоишь далеко от родных границ, на чужой земле. Но вот прямо перед тобой развевается на морском ветру русский флаг. Вот говорит свое слово русский консул (кстати, русский гений Николай Константинович Леонтьев именно в этих краях проходил свою дипломатическую службу). А вот и многочисленные русские люди собрались, объединившись одной целью, одной идеей.

Вот он, безграничный Русский мир, необъятная Русская Империя.

Сразу же скажу одну важную вещь: как все-таки приятно быть ее частью. Как приятно быть русским человеком заграницей. Именно русским. Чтобы вести себя по-русски.

Канал ТНТ довольно удачно отразил образ российского туриста - "Тагиииил!". К этому мы все привыкли. А представьте себе, когда иностранцы смотрят на русских, если не с восхищением, то с нескрываемым уважением? Я такое часто испытал за эти 4 дня в Греции. Не потому что мы из России, из страны Владимира Путина, которая в те дни начала бомбить ИГИЛ, а потому как мы себя вели. Когда русские наполняют греческий храм, когда русские служат панихиду на кладбище своих давно погибших героев, когда русские, усевшись большой компанией в ресторане, не орут пьяным матом, а поют свои русские народные песни...

Как же это чертовски приятно - быть русским и ловить на себе одобрительные иностранные взгляды!

А это архиепископ Женевский и Западноевропейский Михаил:



Потомок русского казака, вынужденного покинуть Россию после революции и Гражданской.

Мне повезло отвозить владыку в аэропорт, когда вылетали из Москвы, и он стал первым увиденным мной в живую русским, который не знал на своем личном опыте, что такое Советский Союз. Русский, который хоть и прожил всю сознательную жизнь вдали от Родины, но которого совершенно не коснулась советизация нашей нации, нашего сознания, этот страшный социальный эксперимент.

И вот, что я вам скажу, братцы. Другие люди...

Другая речь.

Другое мышление.

Другие манеры.

Всё немного другое. Более глубокое какое-то. Более утонченное и в то же время совершенно простое, естественное. Более величественное что ли...

В комментах подсказали:

"Владыка вышел к нам в гостиничный холл... и мы были сражены! Перед нами предстал необычайно красивый, с удивительно добрым лицом, статный, высокий старик. Точнее, без всякой иронии или сентиментальности, благообразный старец, как выражались в старинные времена. Таких архиереев мы еще не видели. В нем угадывались другая Россия и утраченная культура. Это был совершенно иной архиерей, нежели те, с которыми нам доводилось общаться. Не то чтобы наши были хуже, нет! Но этот был и правда - совсем другой архиерей".

Это отец Тихон Шевкунов о Василии Родзянко. Лучше и не скажешь, как будто про владыку Михаила написано.

В Живом Журнале у меня есть френдесса из Парижа, советская патриотка. Так вот, она мне не раз давала понять, что русская эмиграция, та самая, ей, мягко скажем, не по душе. Высокомерная какая-то, советских за русских практически не считает и, в общем, всё в таком духе. Так вот, ничего подобного на Лемносе я не обнаружил, хотя увидел массу представителей именно той русской эмиграции. Более того, познакомился, например, с молодым потомком того самого графа Уварова. Родился и вырос в Париже. Несколько лет назад переехал в Россию. "Это моя Родина," - четко сказал мне Петр, хоть и с акцентом. "И сегодня перед нами открываются колоссальные возможности. Мы должны снова стать русскими".

Они, и правда, немного другие, наши русские эмигранты, избежавшие пролетарского счастья и ментального штурма марксизмом-ленинизмом. И я слышал истории того, с каким ужасом смотрели и встречали они "русскую" эмиграцию позднего Совка и в начале 90-х. Охотно представляю себе этот ужас и стыд. Границы открылись и вот они, соотечественники. Из фильма "Авария - дочь мента" и "Окно в Париж". Ту волну переселенцев из постсоветской уже России окрестили весьма точно и емко: "колбасники". И сравнивая эмиграцию конца 80-х - начала 90-х с тем первым русским потоком, очень хорошо и наглядно представляешь себе, какие изменения внес Советский Союз в русского человека, в саму русскую жизнь. И становится очень грустно и печально.

Отцы:



А это мы на второй день посещаем первую русскую могилу на острове в городе Портиану:



Могила русской графини, Аглаиды Голенищевой-Кутузовой, камер-фрейлины императриц Марины Федоровны и Александры Федоровны - первая русская могила на Лемносе. Из числа тех, кто прибыл на остров еще весной 1920 года (до приезда казаков).

А это ее потомки:



Недалеко похоронена 14-летняя графиня Елена Граббе. Когда разбирали вещи умершей от чахотки девочки, нашли написанную ею в 1918 году молитву о Государе:

"Спаси, Господи, Государя нашего Императора Николая Александровича, уменьши страдания его, поддержи его и соблюди от врагов его. Дай ему, Господи, силу побороть врагов своих и, если будет на то воля Твоя, просвети его на мудрое царствие. Спаси, Господи, Цесаревича Алексея, укрепи его телом и духом, помоги ему перенести испытания, которые Ты послал ему. Укрепи его в вере Православной, в милосердии и добродетели и, если суждено, Господи, престол отца, умудри его и споборствуй ему. Аминь".

Маленькая русская графиня. Которую выгнали из ее же собственной страны люди чужого духа. Ее молитвы было недостаточно, чтобы спасти семью последнего Императора и саму Россию. Русский народ уже пустился в свой смертельный революционный пляс, радостно упиваясь собственной кровью.

А это уже наше русское казачье кладбище, восстановленное бойцами молодежного отряда "ЛемносЪ", полуостров Калоераки на берегу Мудросского залива:



Вот такие они, русские могилки:



Здесь покоятся свыше 380 человек. Здесь они и стояли лагерем, наши русские страдальцы. Мы были в начале октября, ветер - ужаснейший, продувает до костей. Жутко представить, как несчастные, брошенные на произвол судьбы люди ютились здесь в старых палатках, списанных "союзничками".



Владыка Михаил, и мы вместе с ним, поминает усопших:





Посетили местный храм в селе Неа Кутали:




Греческие храмы наполнены византийской символикой:



Монархический мой глаз радуется:





А вот так поют в греческих храмах:



На следующий день, после Литургии в Благовещенском соборе Мудроса посетили русские могилы (28 казаков и одна женщина) на англо-французском военном кладбище:





Панихиду служит протоиерей Михаил (Протопопов):



Отец Михаил живет и служит в далекой Австралии. Он - потомок донского казака, который в 1920 году в числе прочих русских страдальцев прибыл на остров Лемнос. Оцените глубину момента!



Старший урядник Иван Настыч, казак Калинин Иван, думали ли вы, братцы, что вот так закончите свой жизненный путь на островах далекого Эгейского моря, вдали от родной земли?

Военкор Юрий Котенок и афонский монах, духовный сын афонского монаха из числа русских казаков, бывших здесь на Лемносе:



Удивительная штука жизнь. Как она порой причудливо переплетает людские судьбы. Воевал за Родину. Вынужден был ее оставить. Ушел в монахи. И воспитал духовного преемника, который сегодня вместе с нами поминает павших русских героев.

А рядом могилы англичан и французов, погибших в Первую мировую (на Лемносе располагался штаб союзников, даже Черчилль здесь восседал):



Англичане долго не хотели давать разрешение на обустройство здесь русского участка, но потом все же согласились, обязав нас сделать не кресты, а памятники, стилизованные под их собственные.

Ну и виды, конечно, отсюда прекраснейшие:




(это, правда, не совсем отсюда)





Много чего еще было хорошего и интересного на Лемносе: встреч, знакомств, памятных мест, была и международная конференция "95-летие Русского Исхода", на которой мы вспоминали о нашем прошлом, о наших предках и, конечно же, говорили о нашем будущем, каким оно будет - каким-то очередным экспериментом над национальным самосознанием или все же получится осветить его светом национального русского возрождения?

А в последний день нашего пребывания, предвкушая встречу с осенью дома, небольшая группа руссо туристо совершила легкий морской круиз вдоль побережья:



Такой прекрасный остров, где почти столетие назад переносили первые тяготы жизни на чужбине русские беженцы. Даже не верится.




Круиз мы совершали под лекцию доктора исторических наук, профессора МГУ Дмитрия Михайловича Володихина. Рассказывал нам об осаде крепости Кастро, о русско-турецких войнах, о подвигах наших моряков...



Искупались в уютной бухточке, поныряли с масками в поисках затонувших фрегатов и домой.



В завершение своего рассказа хочу сказать персональное спасибо Леониду Петровичу Решетникову (о нем и его институте, настоящем русском think-tank я еще часто, надеюсь, буду вам рассказывать).



Поблагодарить хочу не только за предоставленную мне прекрасную возможность окунуться в мир русских людей, людей, думающих по-русски, но и за то, что благодаря ему вся эта лемносская история наших дней состоялась.

Кто-то ругает Путина и борется с режимом, мечтая в очередной раз осчастливить русский народ и вывести его из плена. А кто-то просто делает свое дело. Не дожидаясь, пока за него это дело сделает Путин или другой добрый дядя. Решетников мог бы в 2004 году написать 20 ярких и хлестких текстов на тему того, какая плохая у нас власть, какая она советская, русофобская и так далее. Но он выбрал другой путь - поехал на греческий остров, чтобы найти и восстановить русские могилы. И вот 12 лет спустя уже детские лагеря из России приезжают сюда, чтобы стать чуточку более русскими.

Потому что русского человека нет без памяти, без исторической памяти, которая простирается далеко за пределы 1917 года и вовсе не сводится к народным страданиям в "тюрьме народов". Пока мы помним, что такое быть русским, пока мы помним свои русские корни, своих русских предков и свои русские традиции, до тех пор мы русские. Как только тоненькая связующая нить с прошлым оборвется - с того момента и закончится история России. Это будет уже другая, чужая для нас страна.



"Иногда мы шатались от ударов в самую грудь, но, передохнув, снова шли вперед, как одержимые. Мы и были одержимые Россией" (белый генерал Антон Васильевич Туркул)

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments