arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Снимайте меня, я - скотина!



То, как носятся с инвалидами на Западе, меня тоже порой чудовищно раздражает. По моему мнению, у инвалида есть все права наравне со здоровыми, но нет никакого права преимущества. Например, нету права отравлять здоровым жизнь. И за то, что человеку так не повезло или от рождения, или по мере жизни, мы, относительно здоровые, ему ничего не должны.

Меня в детстве до белого каления доводило требование "поделись, онажемаленькая", "уступи, онажемаленькая", "отдай, онажемаленькая". И вот когда у меня требуют опять "уступи, онжеинвалид", мне хочется огрызнуться "а мне-то что!".

Бесконечные уступки слабому это предательство сильного. Быть сильным становится очень невыгодно.

По Монако ходят рейсовые автобусы. Они гораздо удобнее такси, которого не дозовешься, не дозвонишься. Чистенькие, хорошенькие. И они предназначены в том числе, и для людей с ограниченными возможностями. В одну из поездок на разных остановках садилось два инвалида. Автобус останавливался, опускал подвеску, выдвигал платформу, заезжал человек в коляске. Потом автобус убирал платформу, поднимал подвеску. И трогался. На каждого человека уходило 5 минут. На двоих, на разных остановках севших, - десять минут. А весь нужный мне отрезок маршрута - 8 минут. Жалко мне больше чем половину поездки тратить на чужих инвалидов? - Да, жалко. С другой стороны, могу я подарить инвалидам 10 минут своей жизни? - Могу.

А вот чего не могу, а меня заставляют, не спросясь, это делать, так это позволить инвалидам отравить мне эти 10 минут жизнь. Еще раз - подарить время - да. Отравить время - нет.

А они мне его регулярно, не только когда их было двое, отравляли. Раз в два дня в автобус стабильно заезжал инвалид. И все время, что опускался автобус, выезжала платформа, уезжала платформа, поднимался автобус, заезжал инвалид - все эти действия сопровождались АДСКИМ ЗВУКОМ. Пищала фиговина на манер противопожарной сигнализации, такая же невыносимая, проежающая мозг до дна. В отличие от сигнализации не выла, а пикала. Пять минут. Ровно. Пип-пип-пип-пип. Чтобы глухонемой услышал. Чтобы даун понял. До кишок чтобы у каждого достало - инвалид едет! Рядом со мной схватилась за голову француженка, люди вздыхали, закатывали глаза, - звук, правда, был по-настоящему невыносим. Так вот, кто дал право отравлять жизнь тридцати налогоплательщикам - пассажирам автобуса, чтобы инвалиду, который, кстати, налоги не платит, а только тратит деньги работающих, обеспечить комфорт? Почему он, слабый, важнее тридцати сильных?! Вы не находите, что это предательство?

В Англии, в Виндзоре на парковке в выходные никогда нет мест. Зато куча пустующих самых удобных, близких к выходу мест для инвалидов. Самые лучшие места бронируются для них, никто не имеет права там парковаться. Так вот почему нам, здоровым, мест не хватает, а для них держат самые лучшие? Почему у них есть право преимущественного посещения Виндзора? Я была рассержена.

Нельзя, на мой взгляд, требовать повышенной чуткости к чьим-то потребностям на том лишь основании, что судьба (или Бог) были к ним неблагожелательны. Неблагожелательность судьбы это не основание выдачи преференций.

Моя френдесса пишет как раз то, против чего я всегда восставала. Ненавистная мне позиция: "Одно то, что мы, слава Богу, здоровые, обязывает нас оказывать любую посильную помощь человеку, в этой помощи нуждающемуся, и да, терпеть неудобства, я считаю".

Нет. Ни за что. Здоровые ни в чем не виноваты перед нездоровыми. Факт здоровья и успешности ни к чему нас не обязывает. Мы можем, если хотим, отщипнуть посильную помощь. Говорю это, как человек, в отличие от многих, отщипывающий посильную помощь регулярно и давно. Но это не мой налог на счастье. Я никому ничего не должна, кроме налогов государственных. Это просто мне хочется вымыть два метра прилегающей к дому территории, когда дворник на все забил. Это мне просто жалко чисто по-человечески и хочется капельку подособить. Но никакого чувства вины перед больными, ощущения обязанности у меня нету. Никто ничего не обязан инвалидам и больным. Исключительно душевное движение, исключительно добрая воля. И даже если у человека миллиарды, он не обязан помогать. Может, если хочет. Но не обязан. Другое дело, что помогать очень приятно, и поэтому почти все, кто реально может, таки помогают.

Если моя судьба сложилась удачно, чем у многих других, это не боженька подсобил, не фортуна подфартила, а я пахала и въебывала. Я сама вела свою судьбу под уздцы и вывела. И ни крупицей ничего я никому не обязана, в том числе, и лузерам.

И самое главное - счастье и здоровье ни в коем случае не обязывает нас (меня-то уже точно) терпеть неудобства, тем более, навязанные неудобства типа пищалок светофорных или автобусных.


Отсюда, Отсюда и Отсюда


Если завтра объявят призыв в долгожданную мою Опричнину 2.0, я пойду не раздумывая.

Конечно, я понимаю, что главное - это состояние нашего духа, главное - это состояние русского общества, к которому Божена Рынска не имеет никакого отношения. И если русское общество возродится в опоре на свои исконные традиционные (христианские) ценности, никакие Божены ему будут не страшны.

Но это всё процесс долгий и непростой. А главное не замыкающийся исключительно на том, что всем надо срочно начать "поститься, молиться и слушать радио Радонеж".
Богу - богово, а кесарю - кесарево.

И задача кесаря - обеспечивать национальную безопасность, безопасность граждан страны. В том числе и безопасность идеологическую, нравственную, ценностную. И иногда эта безопасность обеспечивается довольно радикальными, совершенно нетолерантными методами.

Я не хочу жить в одной стране с Боженой. Я не хочу, чтобы такие, как Божена, имели в моей стране право голоса. И я считаю свое желание абсолютно нормальным и христианским.
Это не значит, что я бы ее повесил на фонарном столбе где-нибудь в районе Рублевки. Конкретно в ее случае всех бы, думаю, устроило лишение гражданства и последующая депортация (с конфискацией имущества, естественно).
Но определенная чистка в обществе должна пройти.
Это факт.

P.S.
А вообще Боженам и иным подобным двуногим следует сказать спасибо: благодаря им только совершеннейшие маргиналы не видят ту угрозу, что несет нам будущее без веры и без духовных традиций. Никакое это не будущее. Это деградация и смерть нации и государства.
Поэтому здоровое русское общество может сделать только один цивилизационный выбор. И оно его уже потихонечку делает.

Трепещите, двуногие.
Tags: идеология, общество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 496 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →