arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Об украинском психотипе

Галковский - мастер раскладывать такие вещи:

Я думаю, что в случае Америки и Украины зверушки нашли друг друга. Встать целиком на сторону украинцев в случае русско-украинского конфликта можно только при неподдельной и искренней симпатии к украинцам. В Европе, по крайней мере, восточной, украинцев хорошо знают и поэтому презирают. Помощь Киеву со стороны поляков или немцев насквозь лицемерна. Но в случае США это не так. Чего-то у Псаки или Нуланс по отношению к украинцам трепыхается искренне и неподдельно.

Думаю, дело в рабстве. Рабство не может быть своим, домашним. Раб всегда чужак.

Русские крестьяне были несвободны, и в некоторых областях России процветало настоящее крепостничество. Но помещики к крестьянам всегда относились как к своим. Менее всего это было равнодушное презрение. Крестьянам сочувствовали, они вызывали интерес. Да, при огромном социальном барьере (в своё время обычном для Европы).

Сетон-Томпсон искренне любил животных и написал замечательные повести об Уэбе, Домино, Вулли и Красношейке. Сетон-Томпсон также любил детей и написал прекрасные детские книги, не только о животных, но и о самих детях и детской психологии.

Как англичанин Сетон-Томпсон относился к животным и детям, так русский Тургенев относился к крестьянам, - и написал «Рассказы охотника», где в выходцах с самых социальных низов, в почти первобытных людях увидел яркие образы, и образы, их не расчеловечивающие, а наоборот увеличивающие человечность.

Уже это снимало социальный барьер. Если для польского помещика его украинский холоп был «песьей кровью», то русский помещик написал «Му-му», где увидел в бессловесном холопе Уэба и Вулли. Отсюда вытекала и социальная практика, немыслимая даже для французского или немецкого крепостника – Лев Толстой учил своих крестьян в школе, ВНИКАЯ ВО ВСЕ ТОНКОСТИ, и считал это самым важным делом в своей жизни.

Это же было верно для современной Восточной Украины. Но для Правобережья с многочисленными польскими помещиками уже нет. А в Галиции процветало самое настоящее рабство, когда людей столетиями держали в погребе и социально запинали до состояния огрызающихся зверей.

Этих зверей мы и видим сейчас. На Украине отказались от великой русской культуры и остались наедине с тем, что таилось внутри – с атавизмом подавленной рабской психологии. И государство, ещё недавно выпускавшее аэрокосмическую технику, скатилось до уровня империи Туссена Лувертюра.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments