arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

"Зеленый щит" против Совка

Вчера Госдума с подачи кровавого тирана и ОНФ в первом чтении приняла очень важный законопроект: о "зеленом щите".

Данный документ предусматривает введение в закон "Об охране окружающей среды" новой статьи, которая установит правовой режим лесопаркового зеленого пояса вокруг крупных городов. Порядок проектирования, использования и охраны этих зон будет определяться Правительством, а с инициативой их создания смогут выступать группы граждан, негосударственные некоммерческие организации, исполнительная и законодательная власть. В законопроекте установлены сроки и причины для отказа от создания защитного пояса, а в случае исключения из его состава какой-либо территории, должна производиться равноценная замена - включаться иная территория не меньшей площади.

Как житель Подмосковья, могу сказать, что это один из самых важных законов. По крайней мере, для меня. Ибо долгие годы я каждый день наблюдаю как сволочь из строительной мафии и местной власти уничтожает природу вокруг столицы, землю, на которой я живу.

Подмосковье в разрезе коррупции - это, вообще, одно из самых ужасных мест в России. Бабки здесь практически такие же как в Москве, а контроля в разы меньше. Мафия жуткая. Я уже рассказывал как губернатор Воробьев несколько месяцев снимал с должности главу Одинцовского района Гладышева, который правил муниципалитетом с самой дорогой землей в стране с конца 80-х годов(!!!). При Воробьеве зачистка постепенно идет, но проблему с капитальным строительством нужно решать системно. В идеале бы, конечно, полностью запретить любую многоэтажную стройку жилья, да еще ввести мораторий года на 3 на любое строительство. Но быстро только кошки родят.

В общем, я очень надеюсь, что в ближайшие годы советский строительный тренд в области жилья будет уничтожен, и мы наконец-то перестанем гробить свою землю, при этом еще создавая себе на будущее колоссальные социальные проблемы. А вот немного истории вопроса:
_______________

В России идея панельного микрорайонного домостроительства появилась на рубеже 1950-60-х годов, когда основная масса населения жила в весьма стесненных условиях, не имея собственного жилья. Проблему эту нужно было решать в кратчайшие сроки, строить нужно было много и быстро. При этом пришла в умы советских руководителей подобная идея с Запада, где идея микрорайона была тогда достаточно модной. В отличие от кварталов, где здания располагались вплотную друг к другу по периметру улиц (типичная старая застройка в центре российских городов), дома в микрорайонах ставились хаотично. При этом между постройками оставлялось большое пространство, которое было призвано создать ощущение простора и свободы.

В СССР данную идею восприняли «на ура», так как она в целом соответствовала концепции социализма. Панельные дома-многоэтажки должны были стать расширенной ячейкой советского общества, этакой коммуной, где жители сообща решали бы общие вопросы быта. А пространства между домами выполняли социальную функцию, позволяя жителям разных «домов-коммун» общаться друг с другом на одной территории, сделав ее одинаково своей для жителей всех окрестных домов. Идея, казалось бы, неплохая.

Однако на Западе подобные микрорайоны начали сносить уже в середине 1960-х годов. Концом эпохи крупнопанельного микрорайонного домостроительства стал снос микрорайона Прюит-Игоу (1974 год) в американском Сент-Луисе, состоявший из 33 11-этажных домов. Получивший на первом этапе кучу хвалебных отзывов район стал вскоре непригодным для жизни: белое население начало уезжать, широкие общественные пространства стали местом вандализма, а постоянные сбои и аварии в жилищно-коммунальном хозяйстве района стали типичным спутником жизни его обитателей.

К тому времени недостатки микрорайона с высокоэтажной застройкой стали очевидны. Прежде всего, здесь вступает в силу психологический фактор. Широкие пустые пространства трудно освоить психологически – они воспринимаются не своими, а чужими. Не близкими, но враждебными, внешней средой в самом плохом смысле этого словосочетания. А многоэтажная монотонная застройка не самым лучшим образом сказывается на психическом состоянии людей. К тому же разделение городских районов на жилые и деловые создало огромные пробки, когда жители микрорайонов едут в центр города на работу. Типичный пример – Москва и область, застроенная микрорайонами без рабочих мест.

В СССР же строительство высотных микрорайонов продолжалось. Постепенно дома доходили до 20 этажей и выше. Однако никакими коммунами такие дома не стали. Люди, живущие в них, зачастую не знают даже соседей по лестничной клетке. В лучшем случае общение ограничивается приветствием. Что уж говорить про весь подъезд и, тем более, дом. То же касается и общественных пространств, ставших для спешащего к своему подъезду россиянина агрессивной и враждебной средой, которую хочется как можно скорее преодолеть, добравшись до своих четырех стен. Какое уж тут комьюнити? Наоборот, подобные микрорайоны плодят индивидуализм в его худшем виде. И это при том, что русский человек по своей природе коллективист. Вспомните многовековую русскую социальную ячейку – крестьянскую общину. Люди в ней сообща решали все свои дела, как тогда говорили, «всем миром». Тому во многом способствовали тяжелые природные условия, когда добиваться успеха в сельскохозяйственных и иных работах можно было сообща, а также агрессивная обстановка на границах, что требовало напряжения общих сил для отпора врагу. Всё это у мыслителей и публицистов называлось по-разному – коллективизм, соборность и т.д. Однако несомненный факт – ощущение себя частью коллектива, участие в его делах, осознание себя как части того небольшого мирка, в котором ты живешь – всё это позволяло русскому человеку преодолевать многие препятствия в его жизни.

Советское же государство, стремящееся из русского человека-коллективиста воспитать «суперколлективиста», в итоге потерпело неудачу, воспитав в наших людях только отвращение к нему. Показателем этого и являются неустроенность наших дворов, мусор, грязь и тому подобные «радости жизни», когда каждый отвечает только за свои четыре стены, а что творится за ними – его не волнует. Подобная ситуация «хатаскрайничества» – прямое следствие градостроительных ошибок советской власти. Так почему в России продолжается возведение микрорайонов?

Всё дело в нежелании застройщиков менять и так исправно приносящий доход метод застройки, а также попустительством властей к происходящему. Дело в том, что наши устаревшие градостроительные и санитарные нормы позволяют нам строить только микрорайоны. В этих нормах указывается, какое расстояние должно быть от дома до дороги, сколько зеленых насаждений должно быть между ними и т.д. «Наши нормы позволяют построить только очередное Бирюлево, очередной социалистический микрорайон. Возьмем дорогу. Дома от нее надо отнести на 24 метра – там тротуары, какая-то зелень. Два раза по 24 – это почти 50 метров. В результате получается широченный Новый Арбат. Это могло быть уместно где-то в центре мегаполиса, но у нас такие дороги получаются даже в небольших поселениях», – сказал в своё время архитектурный критик, член Архитектурного совета Москвы Григорий Ревзин. + В итоге застройщик, теряя на этих нормах землю для строительства, стремится компенсировать это, увеличивая этажность постройки. В итоге мы получаем не просто обычный микрорайон, а типичный Шанхай. Более того, нормы эти постоянно нарушаются. Взять и поставить очередную многоэтажку прямо во двор микрорайона – обычное дело.

Так какова же альтернатива микрорайону? Варианта два – коттеджная и квартальная малоэтажная застройка. Коттеджная очень популярна в США («одноэтажная Америка»). В принципе, это типичный частный сектор с небольшими одноэтажными домами со своим собственным двором. Однако подобный вариант достаточно дорог. Что касается квартальной застройки, то оно продолжает доминировать в Европе. И когда-то доминировала в России. Посмотрите на центральные улицы наших городов – дома там стоят зачастую слитно друг с другом, выходя фасадом на тротуар, тогда как во внутреннем пространстве имеется общий для жильцов дворик, в который можно попасть с улицу через арку. Приватное пространство в данном случае доступно только жителям дома. Там расположена зеленая зона, детские площадки и прочие объекты для досуга и времяпрепровождения. Подобный двор намного сильнее объединяет живущих в нем жителей, чем пустые, продуваемые ветрами дворы микрорайонов.+ При этом при квартальной малоэтажной застройке получить квадратных метров можно зачастую не меньше, чем с многоэтажки в микрорайоне, так как в данном случае под квартал используется больше земли. Судите сами:

К тому же плюсы малоэтажного квартального строительства очевидны. Так, затраты на ремонт малоэтажной застройки значительно меньше. Плюс фактор безопасности – при любом пожаре эвакуировать людей с высотки 15-20 или более этажей весьма проблематично. К тому же со временем, когда дома будет необходимо снести, сносить малоэтажные постройки гораздо легче, нежели высотные здания. Ну и фактор эстетики, конечно, тоже имеет свое влияние. Посмотрите на окраины наших городов – они все как один невзрачные и депрессивные.

________________

Сколько же проблем серьезнейших нам досталось от Совка!

Это ж надо было быть такими упоротыми идиотами, чтобы в САМОЙ БОЛЬШОЙ стране мира реализовывать такую убогую жилищно-строительную политику. Скоты тупые. У меня уже бешенства не хватает в отношении этих краснопузых тварей, которые мою страну и мой народ вдоль и поперек изуродовали.

И, главное, хоть бы кто из них признался: да вот здесь, здесь и здесь мы реально накосячили, жутко накосячили... Не-а.. До пены на губах будут доказывать, что учение Маркса-Ленина-Сталина верное.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments