arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Домой, в Империю!


http://www.rbc.ru/politics/24/04/2016/571ce4d49a79479bee4b2b05

А вот это круто! Поддерживаю двумя руками.

Меньше сенаторов в Совете Федераций. Меньше губернаторов со своими аппаратами. Меньше правительств с министрами, секретаршами и заместителями министров. И т.д. и т.п.

Ну и вообще - пусть это станет первым шагом на длинной и ухабистой дороге с конечной остановкой "унитарная Российская Империя". Федерация и федеративное устройство для России есть зло! Долой уродливый советский эксперимент!

Ильин совершенно верно указывал, что под видом федерации русскому народу пытаются привить "национальное обезличие" (что, собственно, и вышло в результате 70 лет существования Союза советских республик). Пора закончить это издевательство над нашей политической природой, над всей нашей историей. Мы - единая и неделимая унитарная Империя, с русским православным царем во главе. Всё. Точка.

Надеюсь дожить до восстановления исторической справедливости.
__________________

А в качестве постскриптума немного Ивана Александровича в тему (цитаты взяты из нескольких статей сразу):



В науке государственного права федерацией называется союз государств, основанный на договоре и учреждающий их законное, упорядоченное единение. Значит, федерация возможна только там, где имеется налицо несколько самостоятельных государств, стремящихся к объединению. Федерация отправляется от множества (или, по крайней мере, от двоицы) и идет к единению и единству. Это есть процесс отнюдь не центробежный, а центростремительный. Федерация не расчленяет (не дифференцирует, не разделяет, не дробит), а сочленяет (интегрирует, единит сращивает). Исторически это было так, что несколько малых государств, уже оформившихся политически и попытавшихся вести независимую жизнь, убеждались в том, что внешние опасности и внутренние трудности требуют от них единения с другими такими же государствами - сочленения, сращения, интеграции. И вот они образовали единое государство, заключая друг с другом договор о том, в чем именно будет состоять это единение, и в каком законном порядке оно будет осуществляться. Это единение обычно провозглашается как "вечное".

Так именно было в Швейцарии... Так объединились гораздо позже и Соединенные Штаты... В аналогичном порядке объединились в 1871 году 25 германских независимых государств и вольных городов, в течение столетий ведших самостоятельную политическую жизнь. Они создали единую Германию как "вечную конфедерацию"... Таково типичное возникновение классического федеративного государства: снизу - вверх, от малого - к большому, от множества - к единству: это есть процесс политического срастания, т.е. целесообразное движение от разрозненности ко взаимопитающему единению.

...Однако, наряду с юридически прочными и политически жизнеспособными союзами государств, история знает еще и мнимые, фиктивные "федерации", не возникавшие в органическом порядке - снизу, а искусственно и подражательно насаждавшиеся сверху. Мы называем их "псевдофедерациями"... Созерцая судьбу этих псевдофедераций, приходишь к двум главным выводам:

1. Федеративный строй имеет свои необходимые государственные и духовные предпосылки;
2. Где этих жизненных предпосылок нет, там введение федерации неминуемо вызывает вечные беспорядки, нелепую провинциальную вражду, гражданские войны, государственную слабость и культурную отсталость народа.


...Чтобы найти для России верный и спасительный путь, русское политическое мышление должно прежде всего освободиться от формализма и доктринерства и стать почвенным, органическим и национально-историческим.

Государственный строй не есть пустая и мертвая «форма»: он связан с жизнью народа, с его природою, климатом, с размерами страны, с ее историческими судьбами и - еще глубже - с его характером, с его религиозною верою, с укладом его чувства и воли, с его правосознанием, словом, с тем, что составляет и определяет его «национальный акт». Государственный строй есть живой порядок, вырастающий из всех этих данных, по-своему выражающий и отражающий их, приспособленный к ним и неотрывный от них. Это не «одежда», которую народ может в любой момент сбросить, чтобы надеть другую; это есть скорее органически-прирожденное ему «строение тела», это его костяк, который несет его мускулы, его органы, его кровообращение и его кожу.

Люди, воображающие, что политический строй есть нечто отвлеченно-выдумываемое и произвольно изменяемое, что его можно по усмотрению заимствовать или брать «с чужого плеча», что его стоит только «ввести» и все пойдет как по писаному, обнаруживают сущую политическую слепоту...

Ибо поистине неумно представлять себе государственную форму, как самый нелепый из маскарадных костюмов («Бэбэ»), который одинаково можно напялить на мужчину и на женщину, на старого и на молодого, на рослого и на низенького, на толстого и на худого: все они одинаково «омаскарадятся» и «онелепятся»... Ни в медицине, ни в политике - нет всеисцеляющих средств и лекарств. У людей нет всеподходящих одежд. Нет единой, всеустрояющей государственной формы. Нет, и не будет! Так, например, и перед революцией, и в эмиграции были наивные русские люди, которые непременно требовали для России «английской конституционной монархии»... Что же, если они могут превратить Россию - в небольшой остров, с морским климатом и всемирным мореплаванием, с тысячелетним прошлым Великобритании, с английским характером, правосознанием, укладом чувства и воли, с английским темпераментом и уровнем образования - то их политическое требование станет осмысленным. А если они не могут произвести такое превращение, - тогда к чему беспочвенные мечты и праздные разговоры?!.

И так обстоит во всех вопросах политики. Так решается и проблема федеративного строя.

...Надо быть совсем близоруким и политически наивным человеком для того, чтобы воображать - будто эта исторически доказанная тысячелетняя неспособность русского народа к федерации сменилась ныне в результате долгих унижений и глубокой деморализации - искусством строить малые государства, лояльно повиноваться законам, блюсти вечные договоры и преодолевать политические разномыслия во имя общего блага. На самом деле имеются все основания для того, чтобы предвидеть обратное.

...Никогда и нигде племенное деление народов не совпадало с государственным. Вся история дает тому живые и убедительные доказательства. Всегда были малые народы и племена, не способные к государственному самостоянию... «Племенные швы» Европы и других материков совершенно не совпадают с государственными границами». Многие малые племена только тем и спаслись в истории, что примыкали к более крупносильным народам, государственным и толерантным: отделить эти малые племена значило бы - или передать их новым завоевателям и тем окончательно повредить их самобытную культурную жизнь, или погубить их совсем... Вспомним историю древней Римской империи - это множество народов, «включенных», получивших права римского гражданства, самобытных и огражденных от варваров. А современная Великобританская Империя? И вот именно таково же культуртрегерское задание единой России. Ни история, ни современное правосознание не знает такого правила: «Сколько племен, столько государств». Это есть новоизобретенная, нелепая и гибельная доктрина; и ныне она выдвигается именно для того, чтобы расчленить единую Россию и погубить ее самобытную духовную культуру.

__________________

Попробуй поспорь с русским гением. Ничего не выйдет...

Именно поэтому за четверть века после развала Совка в наш национальный политический дискурс не вводят идеи наших классиков. Потому что не мы управляем этим дискурсом. А силы, явно не желающие, чтобы русские вернулись на свой исторический путь. Вот и подсовывают нам опостылевший спор Проханова с Гозманом.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments