arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Нравственность и цензура



Главное богатство любой страны - это люди, которые ее населяют.
А чтобы понять, что из себя представляют сами люди, необходимо узнать систему духовных, нравственных, культурных ценностей, которые играют основополагающую роль в жизни данного социума. Именно эти ценности и определяют характер и силу общества.

Ни для кого уже не секрет, что в современном мире именно идеологическое оружие является главным средством подчинения. Если хочешь захватить страну - совсем не обязательно ее бомбить (это крайний случай). Для победы нужно лишь заставить население страны-жертвы принять необходимую тебе систему ценностей. Как говаривал Филипп Македонский, отец знаменитого Александра: "Осел, груженый золотом, возьмет любую крепость".

Наглядный пример успешной реализации подобной стратегии мы имеем в своей собственной недавней истории - СССР нельзя было победить силой оружия, но достаточно было одной лишь мечты о потертых джинсах, чтобы ни один человек не вышел 19 августа 1991 года защищать гибнущую красную Империю.

То же самое и с сегодняшней Россией. Она до сих пор все еще неприступна для любого военного агрессора. Наличие в нашем арсенале ядерной триады делает бессмысленными всякие попытки внешней интервенции. Но в условиях информационного общества ядерная триада, к сожалению, не гарантирует суверенитет страны в полной мере. Поэтому нас снова и снова бьют все тем же испытанным оружием - меняют наш мировоззренческий код. Меняют наше сознание.



Недавно уважаемый френд russkiy_malchik ссылался на выступление российского киноведа Д.Б.Дондурея на заседании президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека. Сказано все было столь блестяще, что не могу не процитировать:

Хотел бы затронуть тему необходимости общественного попечения информационной среды...

Принято считать, что электронные медиа – это средства массовой информации или коммуникации. Руководители каналов, правда, уверяют, что это всего лишь сфера обслуживания (общественная столовая, бытовой прибор, как холодильник, – так они говорят), предлагающая эмоции и развлечения. Это, конечно, лукавство. За предоставлением гражданам информационных и иных услуг стоит их наделение картинами мира, нормами, пониманием того, как устроена жизнь, что важно, а что нет.

Четыре дня назад психопат, которого назвали «русским Брейвиком», расстрелял семь человек. И тут же стал героем российских медиа. Новая практика привлечения внимания массовой аудитории – под видом сострадания копаться в интимной жизни известных людей, попавших в трагедию, под видом журналистских расследований показывать оперативную съёмку жёстких следственных действий. Совсем не безобидна и беспрецедентная криминализация российского эфира. Из каждых 100 героев телесериалов (а мы по их производству и показу мировые лидеры, наряду с Китаем) 57 (из каждых 100) связаны с преступлениями: заказчики, жертвы, следователи, свидетели. Возникает ощущение, что подавляющее большинство соотечественников являются злоумышленниками.

Названия сериалов, показанных только на минувшей неделе на канале «НТВ»: «Братаны-3», «Правила угона», «Брат за брата», «Висяки». Три раза каждый день многие годы там идёт программа «Чрезвычайное происшествие», рассказывающая в стиле учебника о 8 тысячах преступлений в год. Одна программа. Сюжеты о каннибалах, маньяках регулярно открывают выпуски наших новостей, наполняют документальный и другие форматы. Советская лакировка сменилась куда более доходным описанием человеческих низостей, притом что у нас очень креативное телевидение.

За этим стоит жёсткая диктатура рейтинга – это всем известно, – с помощью которого распределяются рекламные деньги. Чтобы зрители держали свои телевизоры постоянно включёнными, легче всего пользоваться так называемой понижающей селекцией, то есть двигаться вниз, в подсознание, к инстинктам, опираться на чувство опасности, интерес к слухам, патологиям. А вот стремление вверх, к развитию личности, интеллекту сильно уменьшает аудиторию, следовательно, лишает каналы денег. Тут элементарный бизнес, ничего личного, никто не планирует нанести вред Отечеству. По ночам, когда рейтинг не учитывается, содержание эфира кардинально меняется у нас в стране. И в это время передачи делают для думающей и конкурентоспособной державы.

За 17 лет коммерческого телевидения мы к этому привыкли, научились быть нечувствительными к агрессии, к чужому горю и смерти. Демонстрация в каждой квартире образцов подобного поведения не воспринимается как ценностный террор.

...Почему-то ни один министр внутренних дел не протестовал против виртуальной трансляции беспредела, хотя такое программирование гасит, если не уничтожает значительную часть его работы. Ни один министр экономического развития не обращал внимания на то, что качество человеческого капитала определяет и производительность труда, и инвестиционный климат, и многое другое. Урон здесь не способны компенсировать любые госзатраты на воспитание патриотизма. Это невозможно, поскольку бесконечный эпос про бандитов – одно из любимых семейных развлечений в свободное время.

Ради психологической национальной безопасности пришло время заявить о том, что ценностное здоровье людей – такой же предмет попечения гражданского общества, как защита прав осуждённых, военнослужащих, эмигрантов или детей.


Далее Дондурей предложил создать в СМИ с государственным участием некие общественные советы из "независимых от телебизнеса лиц", но как только в воздухе запахло намеком на цензуру пошли возмущенные вопли.

Дружным хором заголосили Сванидзе, Шевченко (?!), Парфенов. А что за дивные аргументы они приводили:
Органами по контролю за контентом ситуацию не решить. Передавать контроль за СМИ людям, которые не отвечают за их бюджет - смерть для отрасли. Ошибки - это неотъемлемая часть работы масс-медия. Власть должна ограничить свое влияние на телевидение - сегодня на ТВ нельзя ругать Президента, поэтому бедным журналистам приходится развлекать публику рассказами про маньяков и проституток.

Читая эти реплики, сразу захотелось открытых судебных процессов и публичных казней.
Но вместо того, чтобы описывать вам процесс сжигания на медленном огне Леонида Парфенова, предлагаю ознакомиться с европейской практикой в области цензуры.
Есть такой либеральнейший либерал и журналист Сергей Сумленный, с 2006 года - собственный корреспондент журнала "Эксперт" в Германии. Вот как он описывает суровые немецкие реалии:

Впрочем, с чем немцам приходится жить и дальше – так это с грубым сокращением фильмов, доступных к просмотру в Германии. Дело в том, что немецкие органы контроля за этическим содержанием кинематографа придерживаются более строгих правил, чем органы контроля в США или в той же Великобритании. В итоге фильмы, которые американский зритель может спокойно смотреть в полной версии, в Германии получают рейтинг «от 18 лет» – а это означает, что показ в кинотеатрах таких фильмов практически невозможен. Прокатчикам приходится идти на уступки и вырезать наиболее спорные моменты из кино, снижая рейтинг до допустимого к кинопрокату «от 16 лет».
Именно поэтому даже классические фильмы мирового кинематографа долгое время продавались в Германии в урезанной версии (или же – только по паспорту с указанием возраста). Например, фильм «Терминатор» с Арнольдом Шварценеггером продавался до прошлого года, когда ему наконец снизили рейтинг с «от 18» до «от 16» с жесточайшими цензурными правками. Из фильма был вырезан не только проход Арнольда обнаженным в первых кадрах фильма, но и практически все убийства! Убийство панков в начале фильма, сцена в оружейном магазине, убийства двух не тех Сар Коннор, а также разгром полицейского участка были вырезаны заботливой цензурой. Что говорить о вырезанных сценах с удалением терминатором пуль из глаза и из руки – они тоже пошли под нож. И даже в такой версии «Терминатор» получил рейтинг «от 16».


Интересно, что бы сказали Шевченко, Сванидзе и Парфенов, узнав о такой ужасной цензуре?
Причем, надо четко понимать: касается это не только кинематографа. Я неоднократно натыкался на информацию о том, что вещание СМИ в западном мире кардинальным образом отличается от отечественного - там нет и десятой доли той откровенной чернухи, которой ежедневно кормят нашего зрителя. И, уверен, речь идет не только о доброй воле медиа-магнатов, но и о наличии механизмов общественного и государственного контроля за тем контентом, что предлагается "свободными" СМИ.

В недавнем интервью Павловского на russia.ru бывший главный политтехнолог Кремля затронул роль государственного контроля над телевидением. С его слов в начале 2000-х была достигнута договоренность между властью и основными каналами: политика - за Кремлем, все остальное - на ваше усмотрение.
В этом вопросе я склонен доверять мнению Глеба Олеговича, хотя бы уже потому, что всё происходящее в эфире полностью ему соответствует.

С точки зрения тактики подобный ход власти был, безусловно, оправдан - контроль над политической пропагандой есть вопрос первейшей необходимости. Однако, вторая часть договора явно проигрышная, если оценивать ее с позиции стратегических перспектив.
Да, сегодня достаточно показать "Анатомию протеста", чтобы отбить у населения всякое желание воспринимать всерьез лидеров белоленточного движения. Но что будет завтра, когда вырастут и вступят в активную фазу поколения дебилов, выращенных на Доме-2, петросянах и малаховых? Какие ценности будут у людей, воспитанных на сериале "Висяки" и программе "Чрезвычайное происшествие"?
У нас уже сегодня появляются выродки типа Виноградова, явление совершенно дикое для российского общества. Чего же ждать завтра, если не остановить потоки информационной грязи, формирующей массовое сознание?


P.S.
Вы все еще считаете, что это Путин должен поставить точку в информационной вакханалии?
Или свое веское слово должно сказать общество, которое как отупевший скот ежедневно жует телевизионную жевачку из чернухи и порнухи?

Когда лидеры оппозиции называют народ быдлом, в ответ они должны получать в грызло.
Но это вовсе не означает, что мы не быдло. Это лишь означает, что будучи быдлом, мы хотим переломить столь позорную ситуацию.
Пока, правда, не очень-то и хотим. Иначе собчаки и прочие латынины со сванидзе давно бы уже собирали свои зубы с окровавленного асфальта.
Tags: идеология, общество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments