arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Плач Ярославны по писателю Чхартишвили

Как мы помним, не так давно господин Чхартишвили потряс общественность идеей проведения референдумов по вопросам, которых сам еще не знает.
Это было так совестливо и толерантно, что ни один неравнодушный демократ не смог остаться в стороне и не прислать свой вариант вопроса. Некоторые присылали даже два, а то и три!

Казалось бы, нам остается только сожалеть, что такие государственные умы по причине тоталитаризма и кровавости преступного режима не имеют возможности с высоких правительственных трибун делать наш мир чуточку лучше и добрее.
Но на сожаления совсем нет времени.
Не далее как вчера, великий историк и писатель земли русской порадовал нас своими новыми откровениями. На этот раз неполитического характера.
Речь идет о нашем народце. Тщедушном, забитом и, конечно же, варварском.

"Знаете ли вы, - обратился Чхартишвили к своим преданным читателям, - что Любовь – продукт импортный, завезенный в Россию всего лишь десять поколений назад и привившийся на нашей почве небыстро?"

Какая сила ума! А?
Посмотрите, как остро и глубоко он смог сквозь темные века Московитского рабства проникнуть в эти глубины дремучего русского характера.
Как разгадал одну из самых мрачных загадок нашего недемократического и несвободного генотипа.

Правды ради стоит сказать, это был трудный и мучительный поиск:
"Я сделал для себя это открытие, когда в качестве А.О.Брусникина придумывал любовную линию для романа «Девятный Спас», из петровской эпохи. Полез в источники за примерами старорусской любовной лексики – и обнаружил, что таковая отсутствует, ибо никакой любви в нашей стране триста лет назад еще не существовало. Совсем."

Для особо непонятливых (застывших в своем развитии на стадии "анчоус") творческий лидер оппозиции добросовестно разъясняет свою мысль:

"Я имею в виду любовь как чувство, при помощи которого физиологическим отношениям придается возвышенно-романтический сверхсмысл. В Московии этого понятия, кажется, вообще не было. Жениться женились, блудить блудили, но о чувствах как-то никто не заикался...
Первоначально, в петровские времена, это экзотическое и модное состояние называлось иностранным словом «амур», его завезли в Россию чужеземцы вместе с алонжевыми париками, земляным яблоком и кофеем. Предаваться столь изысканной эмоции можно было лишь где-нибудь на ассамблее, с бритым подбородком и табачной трубкой в руке."


Ну, какой, скажите мне, честный либерал не согласится со сказанным?!
То, что положено гладко выбритому европейцу, не по статусу дикому русскому мужику! Пусть даже и боярину.
Но нельзя не отметить и великодушия г-на Чхартишвили.
Он все же дает нам некоторый шанс:

"Ну хорошо, слова «любовь» в его нынешнем смысле на Руси не существовало. Но сама-то любовь была или нет? Замирало ли сердце от восторга и тоски? Разила ли душу магическая молния? Разверзалось ли небо? Останавливала ли Земля свое вращение? Становилась ли жизнь не мила без любимой?
Или же все эти нервно-эмоциональные явления возникли позднее - когда поэты и писатели подробно объяснили читателям, что такое любовь и как должен происходить сей процесс?
Эта версия мне как сочинителю лестна и приятна, но все же берет некоторое сомнение."


Все мировое сообщество в этот момент искренне возжелало, чтобы именно творчеству Чхартишвили мы, русские варвары, были обязаны научению Любви!
Но, увы, великий писатель родился в ту эпоху, когда этот дар был уже знаком отсталому племени. Какие-то 300 лет назад просвещенные люди залезли к нам в прорубленное окно, и вместе с кофеем и земляными яблоками научили нас "амуру".
С горем пополам и наши черствые сердца стали нехотя "замирать от восторга и тоски", а у некоторых самых демократических даже "магическая молния" разила их совестливые души.
===========================

А если серьезно.
Мне одному кажется, что г-н Чхартишвили как-то очень странно демонстрирует свою необразованность в том вопросе, в котором ему, как писателю(!!!) необразованным быть ну никак невозможно?
По-моему, надо быть совсем уж безграмотным двоечником, чтобы при размышлении о таких вопросах на ум не пришли бы сразу "Плач Ярославны" или "Повесть о Петре и Февронии".

По-видимому, это состояние какого-то аффекта, вызванного тяжелой борьбой с авторитаризмом и коррупцией в высших эшелонах власти.
Уверен, в мирное время, в эпоху победившей свободы и демократии, великий писатель с радостью процитировал бы нам и этот текст:

«[Я посылала] к тебе трижды. Что за зло ты против меня имеешь, что в эту неделю [или: в это воскресенье] ты ко мне не приходил? А я к тебе относилась как к брату! Неужели я тебя задела тем, что посылала [к тебе]? А тебе, я вижу, не любо. Если бы тебе было любо, то ты бы вырвался из-под [людских] глаз и примчался ... теперь где-нибудь в другом месте. Отпиши же мне про... Если даже я тебя по своему неразумию задела, и если ты начнёшь надо мною насмехаться, то судит [тебя] Бог и моя худость, [то есть я]».

Не сомневаюсь, историк и писатель Чхартишвили знает, что это новгородская берестяная грамота, датированная кон.XI - нач. XII веков.
Ученые говорят, что такими писульками обменивались даже самые простые слои населения.
Даже анчоусы.
Tags: оппозиция
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments