arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Миф о советской школе

Вопросы образования и просвещения - одни из самых важных. Сегодня особенно - будущее России и русских зависит от того, как нынешние родители воспитают своих детей. Боюсь, упустим этот момент - и навсегда перестанем быть русскими, превратимся в глобализационный компост.

В сфере образования реформа назрела давно. Однако при всем обилии критики нынешней системы, никто не может внятно предложить альтернативу. Если только советский вариант.

Почитайте эту замечательную небольшую статью о принципах образовательного процесса. Пусть ваши стереотипы немного потрещат. И, вообще, хорошенько подумайте сами на эту тему.
________________

В свое время В.В.Розанов в знаменитой книге "Сумерки просвещеняя" ужасался, насколько однообразна русская школа, как мало в ней типов, которых должны быть тысячи... Что бы он сказал, увидев школу советскую?

Старая русская школа естественно вырастала из общественных потребностей и оформлялась по западноевропейским образцам. Один из министров народного просвещения жаловался, что из всех государственных ведомств только одно не имеет собственных школ. Наряду с общеобразовательными среднеучебными заведениями (двух типов - классические и реальные) существовали мощнейшие системы военного и духовного образования, рядом с ними финансово-экономическое ведомство строило коммерческие училища, можно было учиться сельскому хозяйству, железнодорожному делу, иным ремеслам и профессиям. Женская система образования отличалась от мужской: до революции считалось, что заработок главы семейства должен быть достаточен для обеспечения жизни, и супруга должна иметь возможность посвятить себя воспитанию детей и домашнему хозяйству.

Советская система выросла не из старой русской школы, а из конкурирующей концепции, которая циркулировала в обществе и имела целью разрушить прежнюю систему образования. Впервые ее сформулировал А.П.Щапов в книге "Социально-педагогические условия умственного развития русского народа" (1870). Там много разных идей (в том числе формулируется идея расовой неполноценности русских: приведя описание черепа курганного племени Московской губернии, "у которого развитие задней, затылочной части черепа вообще преобладало над развитием передней, лобной части", автор пишет: "Такое племя, очевидно, не могло само, собственными интеллектуальными силами начать могучую умственную деятельность").

Для школы - с одной стороны, идея всеобуча (школы должны быть одинаковыми), с другой - ненужности гуманитарного образования, предпочтительности изучения на средней ступени естественных наук. Именно эта концепция и была реализована в советском всеобуче.

Итак, множественность типов и единство типа - первое фундаментальное различие между русской и советской школами. Единство типа влечет одно важное следствие. Эскадра равняется по тихоходам. Если у нас нет возможности выгонять несправившихся или не принимать заведомо неспособных, если, кроме школы, тебе некуда идти, кроме как в такую же школу, то в рамках единого типа есть два принципиальных выхода: либо понизить образовательные требования настолько, чтоб значимое большинство могло с ними справиться (с очевидными последствиями), либо превратиться в фикцию, отчитываться в успехах там, где их нет. На практике получается комбинация обеих тенденций: уровень снижается (не до начальной школы, однако), отчетность искажается (больше заменой двоек на тройки, чем в верхнем регистре).

Но есть и иное отличие. Среди типов царской школы был один привилегированный - классическая гимназия с древними языками. Последние вызывали особую ненависть прогрессистов; этот предмет был ликвидирован полностью. Между тем европейская образовательная традиция считает именно такой образовательный тип подходящим для научной подготовки (демократические тенденции века сего разрушают его и в Европе, и последствия нам еще предстоит увидеть). Возлагая задачу интеллектуальной подготовки на греческий, латынь и математику, гимназия, соответственно, иначе выстраивала преподавание остальных предметов: непосильных задач не ставилось ни перед историей (понимание сути общественно-политических процессов - достояние лишь немногих взрослых, хотя имитировать его в рамках той или иной примитивной модели легко), ни перед русской словесностью (сочинение может решать стилистические задачи, но непригодно для сложного интеллектуального воспитания). Соответственно, предметов было меньше. Энциклопедическая многопредметная школа, к каковому типу тяготела советская, пыталась впихивать всего и помногу - и достигала вышеописанных результатов. Потому мы не должны обольщаться сходством названий предметов. В рамках разных образовательных концепций неодинакова их роль.


P.S.
"Так ли мы учим детей? Например, детям зачем учить бином Ньютона? Я за всю свою жизнь с биномом Ньютона никогда не повстречалась. Если встречусь, то пальцем ткну и скажу: «ОК, Гугл»... Зачем его учить? Если мне бы на это сказали - чтобы тренировать память, ок, все, я согласна. Но может быть лучше Шекспира или греческую поэзию? Зачем бессмысленные вещи учить? Мы детей ими накачиваем. Мне важно знать, в каком году Наполеон женился на Жозефине? Нет, неважно. Мне важно, чтобы человек понимал, что происходит на этой планете. Все остальное - гугл уже знает. Мне люди, которые знают то, что знает гугл, не нужны профессионально, потому что Гугл уже есть. Мне нужен тот, кому придет в голову необычная вещь. Знаете, открытия - это ошибки. Если мы предложим сдать ЕГЭ следующим людям: Моцарту, Бетховену, бездельнику двоечнику Пушкину, а также возьмем химика Менделеева (двойка по химии, помните?), Эйнштейна, Дирака, Шредингера и т.д. Вот они все завалят. Мы скажем: «Двойка тебе, Нильс Бор». Он скажет: «Двойка-то двойка, но Нобелевская премия меня ждет». И именно за этот «неправильный» ответ! Так мы чего хотим? Открытий или армию дурачков, которые выучили бином Ньютона? Конечно, здесь есть крупная опасность. Я ее знаю. Если все будут знать обо всем по чуть-чуть, то возникает риск, что мы начнем выпускать дилетантов. Что с этим делать, надо подумать".

Татьяна Владимировна Черниговская, крупный российский учёный в области нейронауки, психолингвистики и теории сознания. Профессор Санкт-Петербургского государственного университета, заслуженный деятель науки РФ.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments