arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Слабый царь



Слева - царь, справа - его дядя, внук Николая I, великий князь Александр Михайлович.

Из воспоминаний великого князя:

"Императорский строй мог бы существовать до сих пор, если бы «красная опасность» исчерпывалась такими людьми, как Толстой и Кропоткин, террористами, как Ленин или Плеханов, старыми психопатками, как Брешко-Брешковская или же Фигнер, или авантюристами типа Савинкова и Азефа. Как это бывает с каждой заразительной болезнью, настоящая опасность революции заключалась в многочисленных носителях заразы: мышах, крысах и насекомых… Или же выражаясь более литературно, следует признать, что большинство русской аристократии и интеллигенции составляло армию разносчиков заразы. Трон Романовых пал не под напором предтеч советов или же юношей-бомбистов, но носителей аристократических фамилий и придворных званий, банкиров, издателей, адвокатов, профессоров и др. общественных деятелей, живших щедротами Империи. Царь сумел бы удовлетворить нужды русских рабочих и крестьян; полиция справилась бы с террористами. Но было совершенно напрасным трудом пытаться угодить многочисленным претендентам в министры, революционерам, записанным в шестую книгу российского дворянства, и оппозиционным бюрократам, воспитанным в русских университетах.

Как надо было поступить с теми великосветскими русскими дамами, которые по целым дням ездили из дома в дом и распространяли самые гнусные слухи про Царя и Царицу? Как надо было поступить в отношении тех двух отпрысков стариннейшего рода князей Долгоруких, которые присоединились к врагам монархии? Что надо было сделать с ректором Московского университета, который превратил это старейшее русское высшее учебное заведение в рассадник революционеров! Что следовало сделать с графом Витте, возведенным Александром III из простых чиновников в министры, специальностью которого было снабжать газетных репортеров скандальными историями, дискредитировавшими Царскую семью? Что нужно было сделать с профессорами наших университетов, которые провозглашали с высоты своих кафедр, что Пётр Великий родился и умер негодяем? Что следовало сделать с нашими газетами, которые встречали ликованиями наши неудачи на японском фронте? Как надо было поступить с теми членами Государственной Думы, которые с радостными лицами слушали сплетни клеветников, клявшихся, что между Царским Селом и Ставкой Гинденбурга существовал беспроволочный телеграф? Что следовало сделать с теми командующими вверенных им Царем армий, которые интересовались нарастанием антимонархических стремлений в тылу армии более, чем победами над немцами на фронте? Как надо было поступить с теми ветеринарными врачами, которые, собравшись для обсуждения мер борьбы с эпизоотиями, внезапно вынесли резолюцию, требовавшую образования радикального кабинета?"
_________________

Николай II был слабак. Ему бы расстрелять всех и жить припеваючи. Сколько расстрелять? А столько и до тех пор расстреливать, пока тишь и благодать в отечестве не установится.

А он, тряпка, не смог.

И ведь люди говорят это всерьез, даже с некоторым апломбом, едва ли не поучительно. Я бы еще понял, если б такие оценки давались теми, кто имеет за плечами многолетний опыт управления хотя бы одной захудалой губернией. Но нет же - последнего русского Императора судят граждане, которые об управлении Империей имеют столько же представлений, сколько я об устройстве Большого адронного коллайдера.

У нас с вами беда прямо с необразованностью и невежественностью какой-то тотальной. Прям дикость африканская, в силу чего у современных русских крайне слабое представление и о России XIX века. Мы о ней знаем на уровне обрывков примитивных школьных знаний, впоследствии "усиленных" поверхностным чтением "чего-нибудь" в интернете. Отсюда крайне искаженное понимание и оценка той эпохи, ее отдельных событий, процессов и персоналий.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments