arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Недостаток сознательности - бич русского общества



"Если судить по чистоте и правильности государственных основ, заложенных у нас историей, то Россию должно бы признать самой типичной на свете монархической страной. Можно было бы ожидать видеть в наших учреждениях замечательные образцы монархической государственности. На самом деле ничего подобного не замечается. Причина этого состоит в том, что в отношении политической сознательности Россия всегда была и остается до крайности слаба. От этого в русской государственности чрезвычайно много смутного, спутанного, противоречивого и слабого.

Этот недостаток сознательности, самопонимания бросается в глаза уже в "стихийности" нашей истории, которая отмечается всеми историками, а иными даже считается чем-то очень сильным. На самом деле это весьма печальная сторона нашего политического существования.

Без сомнения, сила инстинкта в русском народе очень велика, и это само по себе ценно, ибо инстинкт есть голос внутреннего чувства. Прочность чувства, создающего идеалы нравственной жизни, как основы политического существования, качество драгоценное. Но им одним нельзя устраивать государственных отношений. Для сильного, прочного и систематического действия политическая идея должна сознать себя как политическая. Она должна иметь свою политическую философию и систему права. Этого у нас никогда не было".

Лев Тихомиров, "Монархическая государственность", 1905 год
_________________

Мы потому во многом и проиграли, и допустили революцию. Во-первых, пришло время революционной идеи, в которую легко было поверить, ибо либеральная и социалистическая доктрины еще не показали миру всех своих плодов. Во-вторых, собственно русская идея не была проповедована русскому обществу, не была им усвоена и воспринята. Первый тираж "России и Европы" (жалкие 1200 экземпляров) не был распродан до самой смерти Данилевского. Мы уже тогда были обречены на революцию. Реакция Александра III, реформы Николая II - всё это не имело принципиального значения. Потому что нет ничего сильнее идеи, время которой пришло. Русская идея, по сути, и не проиграла европейской, (идее Просвещения). Ей даже не дали развиться в полной мере, задавили в самых начальных ростках, а затем в России вообще запретили думать по-русски.

Оцените теперь масштаб дела, которое нам предстоит совершить.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments