arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Перспективы русской деревни в XXI веке

Ну очень важный текст. Большой, но важный.



Поспорил тут с товарищем о возможностях деурбанизации России, т.е. массового переселения русских из уродливых советских городов в сельскую местность. Я ставлю цель в 40-50%, он ни в какую:

"...На селе должны жить 5-10% конкретных фанатиков, типа еврейских поселенцев и киббуцников, рожающих по 12 детей, держать всю эту землю за нацией.

...Назад в деревню - это либо деградация до состояния животных, будет у нас тут Нигер и Буркина-Фасо, либо деревня развитого типа - в Бельгии вот 98% городского населения, а 2% селян кормят всех и еще полмира бельгийским молоком заливают. У нас где-то 10-15% на селе будет нормальная величина".


В ответ я предлагаю подойти к этому вопросу не с позиций дня сегодняшнего, а куда серьезнее. Для решения подобной масштабнейшей задачи понадобятся коллективные усилия и государства, и всей нации. Понадобится всю экономику в этой части перестраивать под соответствующую цель - предоставить живущим на селе максимальные возможности для заработка. Зарабатывать в этой области в первую очередь должны не агрохолдинги (эти пусть на экспорт переквалифицируются), а частное лицо - простой крестьянин, мелкий фермер. Понадобится целая система мер - от беспроцентных госкредитов до переориентации внутреннего рынка (настолько, насколько это вообще возможно) под натуральный фермерский продукт. Понадобится инфраструктурное развитие страны - чтобы из своей деревни человек мог доехать до большого города с нормальным ж/д и авиасообщением за час-два езды, максимум. Понадобится много чего важного и необходимого, всего сейчас не упомянешь. Но сделать это не так сложно, как кому-то может показаться.

Возражение о том, что в наши дни невозможно обеспечить занятость для больших сельских масс, я не принимаю. По крайней мере, доказательства на уровне примеров из Бельгии - это не аргумент ни разу. Современная с/х отрасль вполне осознанно такой и создавалась. Возможно скоро внутренние потребности страны в продуктах и весь экспорт смогут обеспечить не 5, не 2 процента населения, а вообще 0,1% (которые будут роботам батарейки менять). И что тогда? Все в города переедем что ли?

Курочка, выращенная у крестьянина, и курочка, выращенная на птицефабрике, - это два разных продукта. То же самое можно сказать и про всё остальное. И самый чистый продукт, который ложится на стол всех состоятельных людей, - тот, в котором минимум технологии и "научного" вмешательства. Для производства такой еды, в достаточном для 150-миллионной страны количестве, потребуются миллионы рабочих рук. Прибавьте сюда любую другую деятельность, возможную на селе: от рыболовецких артелей до лесной промышленности. Возьмите, например, такой момент, что стране нужно построить несколько миллионов добротных деревянных домов. А к ним еще бани, беседки, сараи, заборы, мебель... Это тоже колоссальный рынок труда на долгие-долгие годы. Я уж не говорю про огромное количество людей, которые легко могут позволить себе жить не в городе (муж хорошо зарабатывает, работа с удаленным доступом и т.д.). 30%-40% - вполне реальная цифра для сельского населения. А если добавить сюда еще 20-30%, которые будут жить в прекрасных маленьких городах, так вообще красота! Вполне пристойная и вполне достижимая, на мой взгляд, пропорция.

Теперь я озвучу свою претензию урбанофилам. А чем вы, господа, собираетесь занять 98% населения страны, которое согласно вашей концепции практически обречено жить в городах?



В развитых странах это давно уже серьезнейшая социальная проблема. Помните референдум в Швейцарии на тему, выплачивать или нет ренту гражданам? Вот это то самое. Технология производства совершенствуется, количество требуемых рабочих рук сокращается, куда девать жителей мегаполисов, да и самых обычных городов? Плодить офисный планктон, социальных психопатов, охранников торговых точек, иждивенцев, сознательно сидящих на пособиях и льготах, прослойку нищего потребительского быдла по американскому типу (которое мы видим в дни распродаж в супермаркетах)?

Это подводит нас к важному вопросу: будет ли при этом создаваться больше рабочих мест, чем уничтожаться. На деле никто этого с уверенностью сказать не может, но опасения высказывают даже те экономисты, чьи теории предрекают появление из пепла уничтоженных рабочих мест таких новых профессий, какие мы сегодня и представить себе не можем. Недавний отчет ОЭСР открыл нам глаза на некоторые пугающие факты: согласно проведенным исследованиям, новые технологии были на 80 процентов повинны в произошедшем за последние 20 лет четырехпроцентном уменьшении доли мирового ВВП, приходящейся на рабочий класс. Зато те немногие, кто обладал квалификацией и талантом в тех областях, где начали применяться новые технологии - а также менеджмент и владельцы корпораций, - приумножили свое состояние.

Сегодня (да и вчера тоже) западные элиты усиленно пытаются понять, что делать с колоссальной массой трудоспособного населения, которому просто не находится места в новом высокотехнологичном, цифровом и роботизированном мире. Подсадить всех на социалку? Превратить в маргинальное, легко управляемое быдло? Пожалуй, да. Именно так сейчас и поступают. Но меня, русского националиста, эта модель категорически не устраивает. Я не хочу строить государство, в котором огромной части населения заранее отводится роль быдла, потому что ей банально нечем заняться и некуда расти, кроме как стать начальником смены охраны в "Пятерочке".

Я понимаю, почему западный истеблишмент категорически отказывается от деурбанизации: потому что население страны, структурированное в сеть мелких (сельских, поземельных) общин - это самое неуправляемое, с точки зрения современных элит, население. Управлять мегаполисами не составляет никакого труда. Их население, простите уж за грубость, - стадо по определению. Жители мегаполисов не способны выступать в качестве самостоятельной и самоорганизующейся социально-политической силы. А если что, можно на 3 часа отключить им электричество - и 15-миллионный город будет лежать у ваших ног.

С крестьянами - совсем другая история. С населением, которое живет активной социальной жизнью через активное участие в деятельности своих небольших общин, ты хрен поступишь, как со стадом, каким бы масоном ты ни был и каким бы закулисным влиянием не обладал.

Поэтому мировому истеблишменту такая социальная структура не подходит. И они делают ставку на умирание села и переезд населения планеты в бурно растущие мегаполисы. Помните скандальную древнюю статью главы Европейского Банка Реконструкции и Развития Жака Аттали про будущее человечества - номадов-кочевников, оторванных от земли индивидов, не имеющих никаких традиционных привязанностей? Идеальная рабочая сила. Идеальный электорат.

Это мировой тренд, не спорю. Но нам, русским, оно надо? Или типа: лапки к верху и плывем по течению? Как дерьмо?

А вот еще мой товарищ пишет:

Я тебе говорю факт, что супермеганатурального творога за 20 тыс. рублей полкило всегда будет мало, поскольку каждому по золотому небоскребу как у Трампа ты не выдашь - и слава Богу.
А нормальными качественными продуктами современной культуры производства, 2% прокормят.
Ты какую-ту херню совершенно неадекватную несешь про село.
натуральная курочка - это когда кормят куриц в прямом смысле слова говном всяким и прочими отбросами по остаточному принципу, с соотвествующим качеством. Потому там, где "натуральная курочка" в ходу, там люди живут по 30 лет и помирают, а на бездуховном западе по 85 лет.
Вышла в 5 утра баба Нюра, помолилась и давай доить Мурку - ага, щас.
Сейчас нормальное производство - это когда коров спать укладывают под Моцарта или что там еще корововеды выяснили им полезнее целыми цехами, и всякие убер-доилки там технологичнее твоего компьютера на порядок.
И уже тем более растениеводство - это не мужичок в косовороточке с сохой в полюшке пшечненьком, а мегатехника с кабиной управления сложнее, чем на МКС...


Ну, в общем, совершенно понятно, что у человека о сельской жизни совершенно предвзятое представление. Прям как у создателей фильма "Викинг" - о древней Руси. Все, что выходит за пределы пропорции 98/2 (в крайнем случае, на селян отводится 15%) рисуется в образе крестьянской общины периода крепостного права. Баба Нюра в грязной одежде, мужичок босиком в косовороточке с сохой в полюшке, туалет на улице, холодная вода в умывальнике, ну и так далее. Ну не знаю. Я вот смотрю на мелких фермеров, что в интернете появляются периодически, и у меня совершенно другое впечатление о сельской жизни складывается. Вдобавок к тому же я и личным опытом обладаю, самым что ни на есть позитивным. И вот что думаю: если человек с головой на плечах и хорошо работает, он прекрасно устроится что в городе, что на селе. Всего-то надо создать ему необходимые условия для заработка.

И всем моим оппонентам советую прекратить уже ассоциировать сельскую жизнь с грязью какой-то. Грязь - она только в ваших вонючих городах, тут даже дышать уже нечем. Здесь одна сплошная грязь. И чем больше город - тем больше грязи, никакой Собянин не спасет. Одна сплошная клоака, куда ни плюнь.

А в деревне даже дерьмо - удобрение.



И сегодня у людей есть возможность строить себе шикарнейшие дома и жить на свежем воздухе, на своей земле.

Такая жизнь дает среднему человеку куда больше для его личностного развития, чем прозябание в городских пробках. Конечно, академиком или генералом на селе вы не станете, спору нет. Но много ли у нас академиков и генералов? По-моему, абсолютное большинство даже не претендует. И вот для этого-то большинства сельский тип жизни и дает то, что не может дать ни один другой.

На своей земле человек - Хозяин. Здесь у него целое собственное ХОЗЯЙСТВО, даже если речь идет о трех лопатах и пяти грядках. Здесь у человека, как у личности, расправляются крылья. Руководи. Обустраивайся. Пускай, как говорится, корни. Квартира - далеко не то. Квартира, какой бы она ни была, - это бетонная коробочка, закрытая и замкнутая в себе ячейка в огромном коммунальном муравейнике. Город - это место, в котором живут миллионы чужих тебе индивидов, которых ты периодически ненавидишь. А квартира - это твоя крепость, за стенами которой ты от всех них скрываешься. И я не очень понимаю, как этот образ жизни может быть более привлекательным, чем жизнь в деревне. В социуме, где все свои.



При всех разговорах о развитии, о том, что человек должен развиваться и расти, поступать в институты, получать высококвалифицированную работу... - при всем этом трёпе, подавляющее большинство городского населения из года в год влачит в своих квартирках довольно унылое и жалкое существование. И так будет всегда. И все это прекрасно понимают. Зачем же потворствовать дальнейшему превращению народа в серое безликое стадо? Зачем плодить армию охранников, когда есть возможность продать свою сраную московскую квартиру в сраном панельном доме в сраном районе с пост-апокалиптическим пейзажем, а на вырученные деньги построить в Калужской, например, области шикарный современный двухэтажный сруб с баней и видом на речку, да еще и на жизнь останется. А на маленькую фермочку можно будет в госбанке в любой момент кредит взять под 1,5%. Разве это плохой вариант для жизни? По-моему, это и есть настоящая жизнь, а не та суетливая круговерть, в которой мы обреченно все участвуем.



Я абсолютно уверен, что если у нас появится настоящее желание добиться массовой деурбанизации, мы ее добьемся. Главное всегда помнить, что для этого нужны не только внешние материальные условия (реформы, программы господдержки и пр.), но и переформатирование мозгов наших граждан, а точнее будущих поколений. Одно дело, когда молодежь в умирающей деревне или спивающемся от безнадеги городишке смотрит "Дом-2" и мечтает точно так же переместиться в телевизор и "стать звездой", забыв прошлое как страшный сон. И совсем другое - когда ты живешь в деревне, где можешь своим трудом обеспечить своей семье добротный дом с ванной, пару машин и зимой три недели на Самуи.

Повсеместная история - городские решаются переехать жить за город, договариваются ни в какие эксперименты с хозяйством и грядками не впутываться, а потом глядишь - и уже вовсю крутятся-вертятся, сажают что-то, придумывают. Все же помнят знаменитый анекдот про Диоклетиана: "какая на хрен Империя, вы посмотрите, что у меня за капуста!" А ведь человек не дурак был, с опытом.

Со времен Совка деревня ассоциируется у нас исключительно с чем-то отсталым и грязным. И крестьянскую царскую Россию нам преподносили в образе именно отсталой страны, и советская деревня, изнасилованная до состояния колхозов, представляла собой ужасающее зрелище. Поэтому выбор в пользу города последнюю сто лет был очевиден.



Однако сегодня ситуация кардинально изменилась. В деревне можно жить. Жить со всем комфортом, что есть в хороших городских квартирах и даже куда больше. А чтобы при этом зарабатывать совсем не обязательно превращаться в бабу Нюру, кормить кур "всяким говном" и ходить по полю за сохой в косоворотке. На мой взгляд, такие мысли - исключительно плод стереотипов, а не разумного осмысления действительности.

Вы мне сейчас, конечно, возразите, что я показываю картинки весьма недешевых срубов, хозяева которых явно не на продаже горожанам куриных яичек заработали. Соглашусь, такой дом далеко не каждый может позволить. Ну так я же не горы золотые обещаю, не замки родовые каждому селянину. Правда, если продать квартиру (а их у многих - аж по несколько штук) - можно и замок построить. Ну не замок, но добротный терем. Еще и на жизнь останется. А коли вы работник хороший, или жилка предпринимательская имеется, то, в принципе, и заработать на хороший дом несложно. Опять же, главное - создать условия. Перенацелить государство и общество на системное решение данной задачи.

Здесь ожидается вопрос: а на хрена нам вообще всё это? Все эти перенацеливания, коллективные усилия? Зачем вообще так активно сопротивляться естественным историческим процессам?

Попробую объяснить.

Страстное желание возродить в России нормальное полноценное село - не следствие какой-то моей упоротости и желания переселить нас всех в 19-е столетие. Просто я глубоко убежден, что силы всякой нации, и нашей в том числе, берут свое начало в той области, которую мы называем "дух народа". Что такое этот "дух" - отдельная тема для большого разговора. Я же просто здесь отмечу, что он не есть нечто непреходящее. Это не постоянная величина. Всё как и у человека: вроде бы подавал надежды, решительный был такой, стремительный, а потом - бац, что-то случилось, надломилось, и пропал человек, спился. Также и у народа. Для поддержания его духа в надлежащем состоянии необходимы соответствующие условия, а именно те, при которых этот дух и вырабатывался, которые способствуют сохранению и развитию национальных качеств, национальных сторон народной личности. Повторяю: речь не о том, чтобы вернуть русских в XIX век и одеть в лапти, пусть этим занимаются украинцы. Речь о том, что сама жизнь в городах, особенно крупных, способствует затуханию (по крайней мере, русского) национального типа. Деревня - наилучшая форма для его сохранения и сбережения. Деревне предназначено быть неисчерпаемым резервуаром для городов, бесконечным поставщиком в мир "развитой" цивилизации бесценных талантливых кадров, неиспорченных язвами городского воспитания. Оставшись без этого девственного источника, цивилизация быстро иссякает и начинает вырождаться, что мы можем наблюдать сегодня буквально повсеместно.

Один важный критерий есть в деле любого социального творчества - множественность типов. Если данная множественность сохраняется - всё хорошо. Если же наоборот, она устраняется посредством насаждения и доминирования какого-то одного типа (например посредством введения универсальной школы или практически полной урбанизации) - жди беды. Это первейший символ распада, увядания культуры и цивилизации. Таким процессам мы должны всячески противодействовать, а никак не смиренно плыть по течению.

Помните, как Путин в 2013 на Валдае процитировал русского гения: "Россия - как образно говорил философ Константин Леонтьев - всегда развивалась как "цветущая сложность". А что еще за "цветущая сложность"? А это Путин напоминает русским, что когда-то их национальный гений блестяще развивал идею о необходимости сложной социальной структуры, о богатстве различных социальных типов и видов как о стратегическом преимуществе цивилизации.

Крепкое, многочисленное сельское население - это необходимое условие для эффективного развития нации, ибо оно есть неотъемлемый элемент полноценной национальной жизни. Могла ли русская литература появиться в мире, отдельном от русского крестьянства? Сильно сомневаюсь.

Приведу две цитаты.

"Художник творит в значительной степени бессознательно и его творческая сила направляется на великое или ничтожное не столько его личными убеждениями, как известным настроением, тем великим или ничтожным отношением к жизни, в каком его воспитывает среда. А эта среда состоит из маленьких людей. Если миллионы маленьких и большей частью малодаровитых людей проникнуты стремлением к духовной жизни (по мере своих сил), большой человек вырастает среди них с неистребимым стремлением к идеальному".

Это Лев Александрович Тихомиров в 1893 году. А вот отрывок из замечательной книги нашей современницы, Ольги Сергеевны Муравьевой - "Как воспитывали русского дворянина":

"Тот оттенок в поведении русских аристократов, который Пушкин с известным эпатажем называет «простонародным», проявлялся не только в их речи, но и гораздо шире - в стиле их отношений с простым народом. Эти отношения отличались такой естественностью и непринужденностью, что это обращало на себя внимание современников из недворянской среды. Очень показательны в этом смысле воспоминания Н.А.Белоголового, в детстве наблюдавшего за жизнью ссыльных декабристов. Особенное впечатление произвел на него князь С.Г.Волконский: «Знавшие его горожане немало шокировались, когда, проходя в воскресенье от обедни по базару, видели, как князь, примостившись на облучке мужицкой телеги с наваленными хлебными мешками, ведет живой разговор с обступившими его мужиками, завтракая тут же вместе с ними краюхой серой пшеничной булки». В салоне же своей жены князь Волконский, блестяще образованный и в совершенстве говорящий по-французски, выглядел истинно светским человеком, хотя и мог появиться там, «надушенный ароматами скотного двора».

...У русского дворянства никогда не было тех проблем в общении с простым народом, которые со всей остротой вставали перед разночинной интеллигенцией, искренне желающей этот народ осчастливить. В отличие от разночинцев дворяне народ очень хорошо знали - они среди него жили. Подавляющее большинство даже тех дворянских семей, которые постоянно жили в Москве или Петербурге, проводило по несколько месяцев в году в деревне, в своих поместьях. Помещики, за немногими исключениями, волей-неволей должны были хоть как-то разбираться в сельском хозяйстве и крестьянской жизни. Военные, естественно, постоянно общались со своими солдатами, в сущности, теми же крестьянами. Наконец, у каждого дворянского ребенка была своя деревенская няня, которую, как правило, он очень любил. Часто няни жили потом в семьях своих уже взрослых питомцев, и взаимная нежная привязанность сохранялась на всю жизнь. Пушкин и Арина Родионовна - отнюдь не исключение, а просто наиболее известный пример. Для верующих людей огромное значение имела общая с народом религия. Но и на тех, кто был равнодушен к религии, оказывали какое-то влияние церковные праздники, соблюдение обрядов, в которых вместе, как бы на равных принимали участие и помещики, и крестьяне. Сам патриархальный семейный быт дворянской, в особенности провинциальной, семьи перекликался с патриархальными традициями крестьянской жизни.

...В отдельных дворянских семьях уважение к крестьянам и крестьянскому труду особо подчеркивалось и сознательно прививалось детям. Подобные примеры мы встречаем в разные эпохи русской жизни, в разной по своим идеологическим воззрениям среде. Сергей Аксаков в детстве считал за счастье поехать вместе с отцом в поле, понаблюдать за работой крестьян. Лев Толстой, и задолго до увлечения теорией опрощения, внушал своим детям особенное уважение к крестьянам, которых неизменно называл «кормильцами». Сыновья великого князя Константина (К.Р.) летом сами участвовали в крестьянских работах: косили, жали хлеб, ухаживали за скотом.

Разумеется, отношения дворянства и крестьянства в России ни в коем случае нельзя изображать идиллией. Дворяне прекрасно видели вопиющее социальное неравенство и с ним, в общем, мирились. Но здесь было другое: осознание общности исторической и национальной судьбы, - чувство, быть может, более глубокое и надежное, чем пресловутая классовая солидарность".


Понятное дело, что сегодня мы не вернем к жизни дворянство и крестьянство по модели позапрошлого столетия, но я к такому утопическому повороту и не призываю. Я лишь обращаю внимание всех разумных, здравомыслящих людей на этот ключевой момент - на исключительную важность крестьянского, сельского сословия как такового. На его острую необходимость для плодотворной жизни и даже для культурного развития абсолютного большинства народов.

Городская цивилизация без мощной деревни - это очередной грандиозный социальный эксперимент. Примерно то же самое, что и попытка построить пролетарское общество, устранив все остальные классы, кроме рабочего. К чему эксперимент приведет - очевидно уже сейчас.


P.S.
Прошу также не забывать, что предлагаемая мною деурбанизация - не отдельно взятая государственная программа, реализуемая сама по себе, а лишь часть большого общего процесса выстраивания России по-русски (если таковому суждено будет случиться). Здесь вам и создание экономики нового типа (в которой главным бенефициаром не окажется международный финансист-упырь), и формирование новой политической формы для государства (с уходом от партийности и парламентаризма в сторону самодержавной монархии, опирающейся на местное самоуправление), и создание новой социальной структуры (включая оформление собственных национальных элит и всех прочих классов и сословий).

Возрождение русского села должно стать частью большого национального проекта (Русского Ренессанса). И тогда всё обязательно получится.


P.P.S.
А, вообще, мне нравятся огни большого города. Самое красивое и величественное творение рук человеческих.



Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 54 comments