arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

А вы готовы к войне?

Марат maramus Мусин, специализирующийся на Ближнем Востоке, сообщает, что "США все же приняли окончательное решение о начале «горячей фазы» ведущейся больше года на Ближнем Востоке и в Северной Африке третьей мировой войны".
По мнению Марата "18 июня в Мексике Обама скорее всего, просто поставит Путина перед фактом и сообщит ему о принятом Соединенными Штатами в отношении Сирии и Ирана решении. После чего, возможно, произойдет короткий жесткий и циничный торг".

Не берусь судить о том, насколько эти сведения соответствуют действительности, потому как меня всегда смущали инсайдерские сливы в блогах навроде "на днях Саудовская Аравия и Израиль подписали с США закрытые соглашения о разрешении на пролет через территорию своих стран боевой авиации НАТО" (оттуда же).
Но, согласитесь, в любом случае, подобный сценарий (силовой вариант решения "сирийского вопроса") более чем реален.

Происходящее сегодня на Ближнем Востоке - не более, чем один из актов степенно разворачивающегося Большого Передела (или Третьей мировой - кому как угодно).
Ситуация напрямую затрагивает геополитические интересы России. Не мифические "имперское самомнение" или "великодержавную гордость великоросов", а именно что интересы - наши шкурные интересы, от нарушения которых во многом ставится под угрозу если не суверенитет страны, то ее дальнейшее развитие и благосостояние, как минимум.

В связи с этим назревает такой вопрос.
Лицемерие "мирового сообщества", оборачивающееся вырезанными сирийскими селами, очевидно. Знаменитая русская "Правда", за которую не грех и постоять, на нашей стороне.
Необходимость защиты государственных выгод из сфер материальных - очевидна в не меньшей степени.
Так что в таком случае делать России и ее лидеру? Как поступить?
Насколько далеко мы готовы идти в защите наших уничтожаемых союзников и своих собственных интересов?


Известный политолог Михаил Леонтьев высказал на сей счет следующее мнение.

Относительно наших дипломатических возможностей:
"Никакое наше вето не помогло бы, если бы они (Запад) рассчитывали на военную целесообразность прямой интервенции. Плевали бы они на все вето. Натовцы вместе с союзниками и наплюют - в тот момент, когда решат, что это возможно".

Относительно иных (силовых) способов разрешения ситуации:
"Мне кажется, что Россия могла бы проявлять несколько большую последовательность и жесткость в проведении своей линии. Если в основе этой политики с обеих сторон лежит некоторая степень дипломатического лицемерия, то существуют форматы лицемерия, которые могли бы гораздо более серьезно поддержать возможности режима Асада к военному сопротивлению. Мы должны понимать, что единственное решение этой проблемы – это военное подавление боевиков. Нет никаких других возможностей позитивного решения в интересах и Сирии, и России... Никакого размежевания сторон, никакого мирного плана уступления бандитам и выродкам целых районов вместе с населением быть не может. Это не путь к решению, это путь к смерти.

Россия могла бы поставить на срочный ремонт какие-нибудь силы флота в Тартусе. Ну, сломались мы!
Если госпожа Клинтон может говорить, что мы поставляем вертолеты, хотя никаких поставок нет, а есть выполнение текущих контрактных обязательств, то почему бы нам не заявить, что у нас сломался «Адмирал Кузнецов» и отправить его в ремонтную сирийскую базу. То есть можно сделать некие жесты, определенным образом препятствующие оказанию прямого военного давления на Сирию. Разные есть возможности и форматы. Тогда разговор о том, что нас здесь нет, мы ни при чем, никакого режима Асада не поддерживаем, и вообще не знаем, кто такой Асад, были бы гораздо более уместны. Ну не знаем мы фамилии такой, и кто такой Асад нас не интересует! Нас интересует ремонт на базе в Сирии.

Или вот, например, защита российских граждан. Там их очень много, и мы можем взять на себя функцию охраны российских граждан. Американцы это делают всегда. У нас великолепный повод. Поэтому если мы ведем дипломатию в стиле: «плюй в глаза, а все Божья роса», то это достойный ответ нашим бледнолицым братьям в этом деле. Самое главное - это то, что мы ежеминутно и ежесекундно стремимся к братскому сотрудничеству во благо сирийского народа и мира во всем мире. Мы открыты, мы проводим конференции где угодно, хоть в Антарктиде. Такой разговор имеет смысл, если мы используем наши возможности".


А вы что считаете?
У нас каждый, кто не либерал, горазд клеймить "воинствующий американский империализм" и патриотично негодовать по поводу очередных разбомбленных ливий и ираков...
А как следует действовать за пределами интернет-дискуссий?

P.S.
Мое мнение - действовать.
Я, конечно, не владею всей полнотой информации, имеющейся у высшего руководства страны в отношении наших возможностей и ограничений в выборе стратегии. Но если исходить из банальных обывательских представлений о геополитике, то моя Россия - это вам не Молдавия, которую какой-то задрипанный ЕСПЧ может штрафовать за запреты гей-парадов.

Чхать я хотел на ублюдочные нац-демовские басни, и для меня моя Россия всегда была и будет великой Державой. Со своими интересами в любой точке мира, которые (интересы) она обязана защищать, а за некоторые иногда и драться.
Да, да. Сейчас во мне говорит как раз та самая "великодержавная гордость великороса".

Милитаризм никогда не был нашим внешнеполитическим кредо. Ни при царях, ни при генсеках. Мы войны не ищем.
Но бывают в жизни и такие ситуации, когда вставать в позу страуса - недопустимо.
Да и война, тем более за правое дело, - всего лишь неотъемлемая часть нашего несовершенного мира.



Л.А. Тихомиров, "О смысле войны" (1904 г.):

"Идея вечного мира, поддерживаемого соглашением государств, - это невозможнейшая мечта, и я даже не вижу, чтобы это была мечта высокая. Она невысока потому, что исходит из предположения, будто у государств как выразителей национальных стремлений нет ничего, кроме мелких материальных "интересов", нет нравственных интересов, нет своей идеи существования.

Конечно, если бы нации жили только материальными интересами, то легко было бы хорошо устроенными третейскими судами предотвратить войну навеки. Тут расчеты были бы ясны.
Одна нация требует миллион, другая не хочет его давать или даже сама желает взыскать два миллиона: легко вникнуть, кому с кого получать и сколько. Легко рассчитать, что война будет стоить дороже, и на основании всего этого примирить враждующих, указав им благоразумное и справедливое соглашение.

Для всех подобных случаев развитие третейских судов - идея разумная и полезная.
Но дело в том, что такие интересы исчерпывают международные отношения только тех наций, которые уже выходят в тираж истории. Во всех живых коллективностях столкновения несравненно сложнее.

...Соглашение... Но разве оно мыслимо для убеждения?
О соглашениях очень охотно говорят те, которым все безразлично, у которых нет горячего чувства ни к чему. Но такие люди не способны ничего и создать. Созидают только те, которые горячо и сильно верят и безусловно преданы своей идее. Такие же люди - при значительной разнице идей - не могут принимать соглашения: оно для них не имеет смысла, оно для них равносильно отречению от себя.

Идея соглашения, третейского суда, упускает, таким образом, из виду нечто очень важное в человеческой жизни.
Это важное состоит в том, что нации, заслуживающие такое название, нации великие, нации, которые и являются причиной войн, имеют свою идею. Ее нации не способны уступать иначе, как пред непреодолимой силой. Можно сказать, что у всех них эта идея состоит во всемирном господстве своего типа, своей правды.

...Все великие нации считают свою идею наивысшей.
Нация может прекрасно сознавать, что она в данном отдельном столкновении не права, и в то же время может чувствовать себя исторически правой. Англичане покорили буров силою и лишили их независимости - и в этом частном случае добросовестный англичанин может признать свою неправоту. Но он скажет: это было неизбежно для господства Англии в мире, а господство это необходимо не только для Англии, но даже для самих покоренных. Англичане несут цивилизацию, порядок, уничтожают бессмысленные стены, разгораживающие народы, и т. д. Великая идея требовала жертвы; это жаль, но зато впоследствии самим же бурам будет лучше...

Совершенно то же самое уже говорят американцы. Но совершенно то же самое скажет каждый русский, сознающий идею своего великого Отечества, носящий ее в своем уме или сердце. Казанские стены взлетели на воздух при чтении евангельских слов "и будет едино стадо и един Пастырь", и то чувство, которое заставило летописца отметить это знаменательное совпадение, живет в сердце русского. И когда перестанет жить, это будет только значить, что Россия умерла для человечества!

Теперь спрашивается: как же примирить эти различные идеи, одинаково всемирные, одинаково не желающие и не способные уступить свое место другому иначе как с жизнью?
Это невозможнейшая мечта, чуждая сознанию того, чем живут народы.

Понятно, в мелочах, в несущественном все охотно подчинятся идее примирения, тем более что в этих мелочах легко найти справедливое решение.
Но ни в чем, затрагивающем самую идею существования их, великие нации не могут быть примирены. Если столкновение происходит на таком пункте, который затрагивает всемирную роль великой нации, она уступит только силе...

Война, таким образом, имеет смысл очень глубокий, который делает обязательным уважение не к убийству, но к исторической роли силы.
Этой исторической роли силы не должен забывать ни один народ, который имеет историческую роль, миссию, как говорится.

Мелкие, внеисторические народы могут жить, забывая значение войны: все равно не они будут устраивать человечество, а их самих кто-нибудь будет устраивать. Но всякая нация, которой дано всемирное содержание, должна быть сильна, крепка и не должна ни на минуту забывать, что заключающаяся в ней идея правды постоянно требует существования защищающей ее силы.

Война как вооруженная защита этой национальной идеи, как орудие ее распространения и утверждения есть и будет явлением необходимым, явлением, без которого при известных условиях невозможны ни жизнь нации, ни окончательное торжество той общечеловеческой идеи, которая в результате окажется величайшей, наиболее объединительной, наиболее способной дать мир народам
".
Tags: геополитика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment