arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Каким образом общество может и должно влиять на власть



Вчерашний отрывок из Тихомирова, озаглавленный "Что такое настоящая элита, а что такое интеллигенция", к великой моей скорби, не вызвал никакого интереса. И очень зря.

Это совершенно гениальный текст, в котором автор на пальцах демонстрирует главную язву всего современного социального организма - превращение населения в безликую, аморфную массу, лишенную опоры на корпоративные, сословные связи и сообщества.
При этом же в социуме возникает своего рода раковая опухоль в форме так называемой "интеллигенции" - прослойки, которая в силу собственной природы оказывается оторванной от действительной народной жизни, в результате чего начинает служить то одной, то другой социальной утопии, превращаясь в источник общественных нестроений, вплоть до бунтов. Которым она, кстати, всячески потворствует.

Такие вещи необходимо не просто читать, а читать внимательно и изучать. Это же готовые рецепты для нашего национального оздоровления и возрождения. Это гораздо важнее, чем перебранка Навального с Железняком. Это гораздо важнее даже послания Путина Федеральному собранию. Это МАСТРИД, дорогие друзья и недруги.

Указав на причину социальных болезней, Лев Александрович указывает нам и способ лечения:

"Единственное средство выйти из положения, созданного бессословной "интеллигенцией", состоит в том, чтобы сама масса нации начала у нас сильнее жить своей естественной групповой, сословной жизнью... Чем шире и разностороннее будет развиваться эта выработка сословной, слоевой жизни, тем сильнее нации начнут снова пропитываться своими собственными "интеллигентами", людьми знающими, деловыми, авторитетными и в то же время не оторвавшимися от действительной жизни. К ней их крепко привязывает их положение в сословии. Только возрождение такой сословной интеллигенции и может освободить наконец нации от сословия интеллигенции..."

Однако, ликвидацией русофобской интеллигенции как вида дело не ограничивается.
Возрождение активной общественной (сословной) жизни благостно сказывается на всем социальном организме, в том числе и на общении власти с народом, а это уже, сами понимаете, основа основ внутренней стабильности и безопасности для всякого уважающего себя государства.

Об этом следующий отрывок из Льва Александровича. Не ленитесь, читайте.
______________________________________

Оживление национальной, сословной и групповой, самодеятельности и организации имеет еще одно величайшее значение: только в организованной нации становится реальностью непосредственное общение Верховной власти с народом, которое составляет идеальную основу нашего государственного строя.

В нации дезорганизованной власть неизбежно окружается "средостением" бюрократии, отрезающей ее от народа. Положение Верховной власти в этом случае таково, что она, даже и при желании, не имеет возможности вступать в общение с нацией.

Если в нации никто ничего не делает, если все за всех думает и делает чиновник, то и общение становится возможным только с ним. Какое бы ни возникло обстоятельство - спросить возможно только чиновника, ибо никто больше в стране ничего не делает и ничего не знает. Для общения нет места.

Создать его никак не помогает так называемое представительство. Парламентские депутаты выражают не волю или желания народа, а желания политиканствующего сословия, так что это представительство не объединяет государство с нацией, а еще более разъединяет их.

...Что такое общение, которое нужно Монарху?
Это есть общение с национальным гением. Оно нужно для того, чтобы Верховная власть находилась в атмосфере творчества народного духа. Он проявляется иногда в деятельности чисто личной, но более всего в действии установившихся издавна учреждений и организаций и в характере представляющих их лиц. Следовательно, Монарху нужны и важны люди только этого созидательного и охранительного слоя, цвет нации, ее живая сила.

Находятся ли эти люди собранными в одной зале или нет, это вопрос второстепенный. Но одни только эти люди дают общение с духом нации.

В них Верховная власть видит и слышит не то, что говорит толпа, но то, что масса народа говорила бы, если бы умела сама в себе разобраться, умела бы найти и формулировать свою мысль. Весь вопрос об общении, следовательно, сводится к средствам окружить Верховную власть этими людьми, выделить их, сделать видными, легко находимыми и доступными для власти каждую минуту, когда она в этом чувствует потребность.

По этому поводу и говорят о природной сословности монархических наций. Как прекрасно выражался А. Пазухин, "весь общественный быт Древней Руси покоился на строго сословном начале. Каждый гражданин Московского государства непременно состоял в каком-нибудь чине, принадлежал к известному сословию, обязанному отбывать то или иное государственное тягло. Русский народ, распределенный на известное число государственных чинов, со строгим различием в правах и обязанностях, и есть та "вся земля", то историческое земство, к основам которого теперь взывают политические мыслители, мечтающие утвердить современный политический строй России на бессословном начале".

Что такое сословие? Нация, по различию условий жизни, по многообразию ее требований, всегда распадается на слои, неодинаковые по условиям жизни, а потому представляющие известные различия и в своем быте, в своих привычках, в том, что составляет сильнейшие и слабейшие стороны сословия. Это распадение на слои не есть какое-либо "исчезающее" явление, не есть что-либо свойственное лишь прежним периодам развития, а явление всегдашнее, вечное. Никогда это расслоение не было сильнее, нежели в настоящее время, когда культура значительно усложнилась в сравнении с предшествовавшими веками.

...Прежде всякий социальный слой, как только он обозначался в своей отдельности и особенностях, становился основой государственного строения. Он привлекался к служению государству на основании тех своих свойств, которыми мог быть государству полезен. С другой стороны, он именно как слой получал государственное о себе попечение. Его жизненные свойства получали опору в государстве. Таким-то образом "класс" - социальный слой - становился сословием.

Сословие есть не что иное, как государственно признанный и в связь с государством поставленный социальный слой.

Если теперь говорят о современной бессословности, то это не значит, что нации перестали расслаиваться, а значит только то, что государство не дает их расслоению своей санкции, игнорирует его в своих политических построениях.

Почему это происходит? Без сомнения, от ослабления общей идеи устроения, осмысливающей государственную жизнь. Старое государство повсюду связывало себя с жизнью нации. Организация общественная поэтому становилась орудием организации государственной под единым, объединяющим началом Верховной власти. Но абсолютистская идея разобщила государство и общество. При своей претензии вобрать нацию в себя новое государство, созданное новой "бессословной интеллигенцией", в действительности стало лишь вне жизни нации.

Эта идея бессословности государства в таком обществе, которое все сильнее расслаивается, принадлежит к числу больших опасностей современной жизни. Она не только ослабляет государство, но и допускает общественное расслоение доходить до ненормальности, болезненности. Последствие мы уже видим в том, что ныне уже классовые интересы, не будучи объединяемы государством, обостряются до болезненности и подрывают не только государственное, но даже национальное единство.

Между тем сама идея бессословности явилась не вследствие уничтожения расслоения нации, а, напротив, как идея еще нового слоя ее - интеллигентского, бюрократического и политического, который, устраняя нацию от непосредственной связи с государством, взял на себя функцию представительства государства перед нацией и нации перед государством.

Однако же в идее Монархии лежит именно непосредственная связь с нацией.

Задачи осведомления и общения с нацией достигаются для Верховной власти тем легче, чем более находятся на виду все наиболее деятельные силы и люди нации, а это происходит лучше всего там, где энергичнее и свободнее происходит группировка нации в слои, корпорации, общества, в центре которых сами собою обозначаются наиболее способные и типичные выразители этой национальной работы. Находить и видеть их для Верховной власти всего легче и удобнее тогда, когда все эти группы имеют известную компетенцию заниматься своими делами и необходимую для этого организацию.

Тут вовсе не создается какой-нибудь оторванности этих групп от учреждений правительственных. Напротив, без связи с правительственными учреждениями они не могли бы приобрести и силы. С другой стороны, связь всех их с правительственными учреждениями необходима для того, чтобы правительство могло являться в своей роли верховного посредника между групповыми столкновениями и приводить их к соглашению.

Когда страна в своих естественных слоях организована, то в ней являются естественные представители народа, люди, занятые делами народа, члены собственных его групп, знающие реальное положение их быта и нужд, словом - истинная народная, национальная интеллигенция. Верховная власть при этом имеет в стране несколько тысяч или десятков тысяч человек, природных представителей своих сословий и групп. Их нечего искать и даже выбирать. Они налицо. Каждый из них является действительно экспертом по интересующим Власть вопросам и в то же время облечен, не по "выборам", а по самой жизни, доверием тех, с которыми живет и дела которых ведет.

При таком положении во всякий данный момент общение Власти с народом и осведомление о его нуждах и настроениях в высшей степени легко.

Верховная власть тогда уже не может быть отрезанной от народных слоев никакими "средостениями", и духовное единство Царя с народом делается не только идеалом, но реальным фактом.

Между тем монархическому образу правления недостает лишь фактического непрерывного общения, чтобы яркой звездой заблистать по-прежнему над всеми другими формами правления.

В настоящее время весь мир достаточно разочарован в политических и социальных идеалах, созданных интеллигенцией XVIII - XIX веков. Но чем их заменить? Это уже трудно видеть в Европе. Это может показать только Россия с той минуты, когда достигнуто будет реальное общение Царя и нации, общение непосредственное и непрерывное.

...Ложная теория революции уверяет, будто бы в истории только и есть, что "борьба классов". Это неверно: есть также их союз, и именно союз создает нацию, и именно поддержание союза, а не господство одного класса над другим есть идейная и историческая цель государства. Поэтому велика и плодотворна задача - отыскать в каждую эпоху способы повышения этих "классов", составляющих в своем союзе целое общество, укрепить каждый из них порознь и упрочить их соглашение между собой. В этой задаче принимают участие и самостоятельные усилия каждого класса, и помощь власти, которая для того и существует, чтобы законодательно санкционировать справедливое и государственной силой подавлять все несправедливое.

Этим именно путем растет и крепнет человек каждого сословия, и целое сословие, и вся нация, в совокупности и совместно со своим государством. Этим путем подготовляется и мировое значение учреждений, выработанных каким-либо народом.

...Русские идеалы дают все исходные пункты для такого устроения. Наша интеллигенция на этом деле может получить лишь новое доказательство всеобъемлемости этих идеалов и убедиться, что, желая служить истине, она должна служить именно им, а не идеалам разложения, почерпаемым ею на Западе и создающим у нас столько хаоса, брожения, волнений, упраздняющих всякую созидательную творческую работу.
Tags: власть, идеология, общество, русская национальная идея
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments