arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Верите ли вы в Прогресс?

"Запад и Восток, Европа и Азия представляются нашему уму какими-то противоположностями, полярностями.
Запад, Европа составляют полюс прогресса, неустанного усовершенствования, непрерывного движения вперед; Восток, Азия - полюс застоя и коснения, столь ненавистных современному человеку. Это историко-географические аксиомы, в которых никто не сомневается, и всякого русского правоверного последователя современной науки дрожь пробирает при мысли о возможности быть причисленну к сфере застоя и коснения. Ибо, если не Запад, так Восток; не Европа, так Азия - средины тут нет... Всякая примесь застоя и коснения уже вред и гибель. Итак, как можно громче заявим, что наш край европейский, европейский, европейский - что прогресс нам пуще жизни мил, застой пуще смерти противен, что нет спасения вне прогрессивной, европейской, всечеловеческой цивилизации, что вне ее даже никакой цивилизации быть не может, потому что вне ее нет прогресса. Утверждать противное - зловредная ересь, обрекающая еретика если не на сожжение, то, во всяком случае, на отлучение от общества мыслящих, на высокомерное от него презрение.
И все это - совершеннейший вздор, до того поверхностный, что даже опровергать совестно".


Это отрывок из известной книги настоящего русского националиста Н.Я.Данилевского, «Россия и Европа», впервые изданной в 1869 году.

Хочу вас спросить, граждане, верите ли вы в Прогресс? Согласны ли с тем утверждением, будто бы с каждой прожитой эпохой жизнь человечества улучшается? Что человеческое общество развивается от менее совершенного (счастливого) к более совершенному (счастливому) типу? Причем под человеческим обществом понимается в данном случае общество западное, европейское и американское, которое изначально постулируется в качестве локомотива, ведущего за собой все остальные народы Земли к счастью и процветанию. А разве может быть иначе? Какой может быть "прогресс" в Иране или России, правильно? Азия-с...

Описанная концепция понимания прогресса сделалась в наши дни столь общепризнанной и общепринятой, что можно даже спросить: а как же иначе воспринимать историю? Разве это не само собой очевидно? Кажется, что это свойство человеческого мышления, по-другому и мыслить нельзя. Однако, всё совсем не так.

Существовали очень устойчивые и совершенно иные взгляды на историю. Например, ее воспринимали как циклический процесс, который возвращается к исходной точке через много тысяч лет. И речь сейчас не про Индию с ее Колесом Сансары. Этого взгляда придерживались такие известные европейские мыслители, как Макиавелли или Джамбаттиста Вико, вплоть до 18 века. Или точка зрения упадка, согласно которой когда-то существовал "золотой век", потом худший - серебряный, потом медный, и теперь мы живем в железном веке. Такого взгляда придерживалась практически вся античность, основные ее мыслители. И возникла эта точка зрения очень рано. Взять, например, поэму "Работа и дни" греческого поэта Гесиода - 7 век до Рождества Христова.

Но в один момент все резко изменилось и человеческая мысль пошла другим путем, тем самым, которым и идет в настоящее время.

"Что ныне популярнее идеи прогресса? Для целых миллионов - это догмат веры, и притом единственной веры, какая у них есть. Они нравственно только и живут “прогрессом”, ему служат, в него кладут все свои надежды, мыслью о нем утешаются во всех бедствиях и неудачах. Они, сверх того, воображают, что будто бы это не вера их, а разумное убеждение, окончательное слово знания человеческого. Не трудно даже у неглупых людей услыхать или прочесть мнение, что нет идеи, установленной с большей научной точностью, чем идея прогресса. И, однако, на самом деле нет идеи, которая была бы до такой степени сплетена из неясностей, неточностей, произвольных соединений противоположного и несовместимого. Человечество не выйдет из хаоса мысли, пока не разберется в этом знаменитом своем “прогрессе” и не отбросит совершенно современное его понятие". // Лев Тихомиров, "Борьба века", 1895 год.

Это сейчас, граждане, наши представления о прогрессе спокойны и закостенелы: завтра должно быть лучше, чем вчера, потому что ученые откроют новый источник энергии, ура, спокойной ночи. А столетие-два назад вера в Прогресс носила прямо-таки религиозный характер. Не случайно Тихомиров, указывая на корни этого массового социального помешательства, говорил о "болезненном перерождении христианских воззрений на цели жизни".

Дело вот в чем.
По мысли русского гения, отказавшись от идеи Бога как центральной идеи бытия, люди не смогли отказаться от многовековой христианской выработки своей ментальности и мировоззрения. От христианства (именно от христианства) мы унаследовали колоссальный внутренний оптимизм. Люди всегда знали, что они смертны, склонны болеть, страдать и далее по списку. Но вот пришло христианство и возвестило миру, что человек предназначен к совершенно иной жизни, лучшей из всех возможных. К жизни, где не будет зла, горя, болезней, страданий, смерти. Где алчущие насытятся, а плачущие утешатся. Но если это лучшее бытие - бытие с Богом - было вполне логичным следствием человеческой истории в рамках христианского вероучения, то эти же представления, перенесенные в земную социальную жизнь, превратились лишь в чью-то совершенно утопическую фантазию, даже на уровне теории не подкрепленную хоть сколь-нибудь крепким фундаментом.

То есть произошло следующее: европейская мысль в эпоху Просвещения, поставив в центр мироздания (вместо Бога) человека с его "естественными правами и свободами", тем не менее, сохранила христианские чаяния нового мира, Небесного Иерусалима, но при этом, естественно, извратила природу этих ожиданий, перенеся их в область земного, социально-политического строительства.

Весь мир насилья мы разрушим
До основанья, а затем
Мы наш, мы новый мир построим,
Кто был ничем, тот станет всем

Всякий христианин прекрасно знает - никогда на нашей Земле не было и не будет счастия, в том смысле, какой рисуется при словосочетании "прогресс человечества". Всегда будут неурядицы, страдания, кровь, насилие, смерть и несправедливость. Это закон человеческой природы, вызванный первородным грехом наших прародителей, после которого в созданный Богом мир пришли грех и зло. Таково искреннее убеждение всех христиан, основанное как на собственной догматике, так и на банальном житейском опыте. Вряд ли вы найдете взрослого и житейски мудрого человека, которому сможете навешать лапшу на уши про светлое будущее, где все будут в равной мере счастливы и благополучны.

Тем не менее, в XVIII и XIX столетиях родилась именно эта пламенная вера в прогресс человечества, соединившись в момент своего рождения с не менее пламенной революционной верой и по итогу вылившись в массовый психоз под названием "ожидание будущего строя". Строя, который, по мысли адептов нового учения, должен был не только искоренить всякую несправедливость и эксплуатацию человека человеком, но и непосредственно людей сделать иными, иными по самой их природе. Доходило до совершеннейшего абсурда. Тихомиров в качестве примера приводит социалистические бредни видного теоретика Фурье:

"Фурье не стеснялся предсказывать целую революцию даже в самой природе, предусматривал появление новых существ, новых планет. Для согревания полюса должна была явиться на небе особенная “северная корона”... Сумасшествие, скажут иные нынче. Однако в свое время наши, например, петрашевцы зачитывались абракадаброй “Theorie des guatre movements” не менее, чем нынешние люди зачитываются графом Л. Толстым. Сумасшествие или нет, но на основании этого сумасшествия “старый” мир, только что явившийся на свет, объявлен подлежащим уничтожению. За что же? Не за то ли, что не мог дать “гармонии”, не умел повесить над полюсом согревательную “северную корону”?"

Можете себе представить такую ахинею сегодня? Ну, если только в формате тоталитарных религиозных сект. А ведь еще, казалось бы, совсем недавно великое множество людей образованных, носителей "прогрессивных взглядов" искренне и всерьез относилось к подобным утопическим басням. Руссо, Кондорсе, Фурье, Сен-Симон, Оуэн, Маркс, Бакунин, Толстой... Сколько появлялось таких пророков, возвещавших наступление "золотого века", если следовать указанным ими путями. Где они все теперь со своими учениями, теориями и "последним словом разума" в социальной науке?

Однако, мне могут возразить: ну верит кто-то в светлое будущее человечества, как некоторое объективное следствие, вытекающее из законов исторического развития. Что в этом плохого? Пускай себе верит. В конце-концов, людям вообще нужна хоть какая-то вера. Чем бы дитя не тешилось...

На первый взгляд, принять такую позицию несложно. Особенно если не придавать сколь-нибудь серьезного значения обсуждаемому вопросу. Но стоит только из наших бытовых представлений перенестись в области идеологии, в сферу того, что определяет поступки и мышление миллионов, как всё предстает в совсем ином свете. Вот, что писал по обсуждаемой теме наш современник, замечательный мыслитель-националист, Игорь Шафаревич в "Духовных основах российского кризиса XX века" (2001 г.):

"Самым мощным идеологическим оружием Запада была концепция прогресса - идея о том, что вся история движется в одном направлении - куда-то "к лучшему"...

Жизнь становится "лучше" - это точка зрения в высшей степени неопределенная. Все зависит от оценки. Если мы оцениваем по количеству киловатт/часов вырабатываемых обществом, то оценка будет одна. А если оценивать по чистоте воздуха - оценка будет другая. С чьей точки зрения мы смотрим? Если с точки зрения английских переселенцев в Америку, оценка будет одна. Если с точки зрения аборигенов, индейцев, оценка будет другая. И разгадка чрезвычайно простая: нигде это прямо не формулируется, но из изложения ясно, что "хорошим", благом является то, что приближает к современному западному обществу...

Только так возникают понятия "передовых" и "отсталых" наций.
Нужно предположить, что история движется по одной какой-то линии, причем в одну и ту же сторону. И одни нации ушли дальше, другие от них отстали. Конечно, тогда мы можем сказать: вот эти - передовые, а эти - отсталые. Но если бы они двигались в плоскости в разные стороны, то ясно, что эти оценки были бы бессмысленны.

Вот в этом вся суть концепции прогресса. И, приняв такую концепцию, такую идеологию, народ становится духовным рабом стран западной цивилизации".


Шафаревич в связи с вышесказанным напоминает нам о великом русском мыслителе Николае Яковлевиче Данилевском, который отвергал европейскую трактовку человеческой истории в виде строгого линейного развития.

Согласно разработанной Данилевским доктрине, всеобщая история развивается как история отдельных цивилизаций - культурно-исторических типов, каждый из которых живет как целостный организм: имеет эпоху рождения, молодости, расцвета сил, упадка и гибели. В наши дни наибольшего могущества достиг лишь один из таких типов - романо-германский или европейский. Именно поэтому навязываемая им концепция единого прогресса есть всего лишь идеологическое оружие, при помощи которого он пытается утвердить свое право на глобальную власть над миром. Вполне, кстати, логично пытается: раз есть некий единый прогресс человечества и мы, евроатлантисты, в нем преуспели более всего - значит нечего ваньку валять, быстро вставайте ВСЕ под наши знамена и ать-два левой по красивой и ухоженной европейской дорожке. Иначе так и останетесь варварами и нецивилизованными народами.

По Данилевскому все культурно-исторические типы одинаково самобытны в том смысле, что только из самих себя - из особенностей своей духовной природы и внешних условий - черпают содержание своей жизни, хотя и не всегда реализуют свой потенциал с одинаковой полнотой и многосторонностью. В качестве исторического закона Данилевским утверждался принцип непередаваемости культурных начал и ценностей. Что русскому хорошо, то немцу смерть. Каждый культурный тип представляет собой самостоятельную, независимую и «непроницаемую» (для других культур) единицу, для которой нет общей с другими шкалы ценностей. А раз так, не может быть и никакой единой (единственно верной) линии развития человечества. Следовательно, невозможно и указать, какой культурный тип по уровню развития является безусловно более высоким и совершенным.

При этом Данилевский не отказывается от идеи прогресса в принципе, но наполняет ее другим содержанием, формулируя, в противовес европейскому универсализму, чрезвычайно глубокий и красивый взгляд на историю:

"Прогресс состоит не в том, чтобы все идти в одном направлении, а в том, чтобы все поле, составляющее поприще исторической деятельности человечества, исходить в разных направлениях, ибо доселе он таким именно образом проявлялся".

Иными словами, картина общечеловеческой истории, которая согласно европейским доктринам укладывается в одну лишь куцую линию, заменяется гораздо более богатой и разноплановой картиной, в которой движение, развитие народов и цивилизаций, идет в самых разных направлениях в пространстве.

И это, между прочим, далеко не чисто теоретический спор.
Вся современная геополитика в исполнении Западного мира, подчиняющего себе (и разрушающего) целые страны и континенты, - это следствие именно воспринятой им универсалистской теории линейного прогресса: путь к счастью может быть только один и это наш путь - путь Вашингтона, Лондона и прочих Парижей. "Мы - страна Самого Бога", - так говорят (и искренне в это верят) янки. Не думайте, что подобное - лишь заносчивый пендосский бред. Это прямой результат развития европейской и американской мысли последние несколько столетий. И как следствие - интеллектуальное, духовное оправдание подчинения и (зачастую) геноцида иных народов.

Вот отрывок Вестминстерского исповедания, принятого пуританами (кальвинистами) в Англии в разгар Английской революции в 1647-1648 годах:

"Бог решением Своим и для прославления величия Своего предопределил одних людей к вечной жизни, других присудил к вечной смерти. Тех людей, которые предопределены к вечной жизни, Бог еще до основания мира избрал для спасения во Христе и вечного блаженства из чистой, свободной милости и любви, а не потому, что это имеет предпосылку в их вере, добрых делах или любви. И угодно было Богу, по неисповедимому решению и воле Его, для возвышения власти Своей над творениями Своими лишить остальных людей милости Своей и предопределить их к бесчестию и гневу за грехи их, во славу Своей высокой справедливости".

Естественно, ничего общего с апостольским христианством этот протестантский бред не имеет. Но зато как он развязывает руки! Почему бы не извести несколько миллионов индейцев, если они мешают тем, кто избран Богом, не правда ли?
И какие тут могут быть угрызения совести? Это глупые русские варвары, осваивая миллионы квадратных километров на Востоке, могли предоставлять присоединяемым народам особые права, гарантирующие их сохранность. А цивилизованные и прогрессивные европейцы были лишены такой излишней сентиментальности. В полном соответствии с их представлениями о Боге и прогрессе.


Вам, граждане, какое понимание прогресса более по душе?
А может тоже объявим себя богоизбранными? И начнем стирать с лица земли всех тех, кто на наш избранный взгляд не дотягивает до цивилизованного уровня? Кто не идет вслед за нами по пути общечеловеческого прогресса?
Tags: Запад, Мы и Запад, идеология
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments