arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Помни свои корни



В одном из споров в комментариях камрад andrey_ka23 привел ссылку на толковый словарь (dic.academic.ru), раскрывающий значение слова "Педерастия":

1) традиция античного мира, заключавшаяся в поддержании как духовных, так и сексуальных отношений между лицами муж. пола. Основываясь на пренебрежении женщиной как существом низшим, недостойным внимания мужчины (см. мизогиния). Развитию П. способствовали условия военной демократии. Иногда П. санкционировалась государством и приобретала организованный характер (напр., в Спарте). П. существовала также в форме проституции мужской, особенно распространившейся с III в. до н.э. в Риме. Вместе с тем, начиная с Платона ("Пир", "Федра"), сексуальная сторона П. явно играла второстепенную роль. Назначение П. прежде всего усматривалось в духовном воспитании юноши старшим наставником; покровительстве и опеке во время военных действий (как это было среди воинов Леонида при Фермопилах; в т.н. священном отряде Эпаминонда и др.). П. нашла отражение в мифах, повествующих о взаимоотношениях богов (любовь Зевса к Ганимеду; Апполона к Гиакинфу и др.);

В принципе, ничего нового не сказано, зато есть повод для небольшого, но крайне важного разговора.

С некоторой долей условности античный мир можно рассматривать в качестве предтечи европейской цивилизации. Но именно с "некоторой долей условности". Чисто исторически античная эпоха действительно предшествует зарождению и становлению той Европы, которую мы знаем. Однако, что характерно: культурное влияние Эллады и Рима на захватившие континент народы произошло значительно позднее, чем это обычно происходит в истории.

Как правило, мы наблюдаем иную картину: достигшая пика своего развития цивилизация подвергается атаке гораздо менее цивилизованных народов (варваров), но, разрушив ее, варвары испытывают колоссальное влияние более высоких культуры и быта, фактически перенимая себе ценности и образ мысли побежденного противника. Так, например, было с Римом, который, покорив Грецию, оказался бессилен перед ее культурной экспансией.

С новыми европейскими народами ничего подобного не произошло. Интерес к античности возник у них далеко не сразу, а спустя практически целое тысячелетие после захвата Империи варварами - в эпоху Возрождения.

Столь очевидно затянувшаяся пауза вполне объяснима: христианство.
К моменту гибели Римской империи христианство восторжествовало как государственная религия. Соответственно, идейная (мировоззренческая, нравственная) парадигма, подчинившая себе умы новых европейцев, уже не могла опираться на Платона и иже с ним. Античный (языческий) взгляд на мир и человека уступил место новой религии, которая стала культурным и ценностным фундаментом зарождающейся цивилизации.

Отсюда возникает закономерный вопрос: а что случилось бы с Европой, если б знакомство с античным наследием (и его рецепция) состоялось не после ее многовекового развития под сенью Креста, а сразу же - в момент падения Западной Римской империи (представим ситуацию, что христианство к V веку так и осталось на уровне ОДНОГО ИЗ религиозных культов - стояла же статуя Христа в римском Пантеоне)? Получилось бы у предков нынешних немцев, французов, англосаксов и всех прочих достигнуть тех результатов, что были достигнуты, если бы "П. существовала в форме проституции мужской" или "санкционировалась государством и приобретала организованный характер"?

А еще это хороший повод поразмышлять на тему "От чего спасает Христос?" и "Что нового христианство принесло в мир?"
А то всякие малограмотные придурки любят побалаболить о равнозначности религий и о том, что у всех религий один и тот же набор нравственных ценностей.

Ну и, конечно же, стоит задуматься относительно нежелания некоторых влиятельных сил признавать за христианством основополагающую роль в формировании европейской цивилизации. Может это тайный мировой заговор пидорасов?


P.S.
В некоторых греческих обществах (как например в Спарте, Фивах или на Крите) гомосексуальные связи были институционализированы: в Спарте, например, каждому подростку просто полагалось иметь «поклонника», который отвечал за его воспитание и штрафовался за его провинности.

В Древней Греции гомосексуальные отношения и мужская проституция была распространена не менее, чем женская, часто ей даже отдавали предпочтение. Индивидуальная любовь проявлялась в древности гораздо менее по отношению к гетерам, чем по отношению к лицам того же пола: мужчин – к мальчикам и юношам, женщин – к другим женщинам. В связи с этим развилась обширная гомосексуальная проституция.

Греки без стеснения сбрасывали платье, чтобы бороться и бегать. Даже молодые девушки в Спарте занимались гимнастикой и фехтованием почти нагими. Все большие празднества – олимпийские, пифийские и немейские игры – были «выставкой и триумфом обнаженного тела». Так как греки страстно поклонялись совершенству тела, то они не стыдились во время священных праздников обнажать его перед богами. Любовь к красоте мужских форм вырабатывалась в гимназиях и в других общественных местах, где толпилась нагая молодежь и где она сообща занималась телесными упражнениями. Во время больших праздников и в театре также представлялась возможность любоваться мужской красотой и силой. Сами половые признаки тоже были предметом наивного эстетического восхищения. Поэтому физическое половое наслаждение во всех его проявлениях, даже так называемых «извращенных», было для древних естественным, элементарным.




Гомер никогда не упоминает о каких бы то ни было педерастических отношениях. Но уже Солон описывает педерастию как безобидную радость юности, и в цветущую эпоху Эллады такие мужи, как Эсхил, Софокл, Сократ и Платон, были педерастами.Характер этих отношений своеобразен; качества мужчины, его геройство через посредство любви передаются любимому мальчику. Поэтому общество считает желательным, а государство даже настаивает, чтобы выдающиеся мужчины любили мальчиков; поэтому мальчики предлагают себя героям. Для мальчика считалось позором не найти себе возлюбленного, и считалось за честь – которую на Крите праздновали и публично, и в семье, – если мальчик приобретал любовь уважаемого возлюбленного и торжественно соединялся с ним.

Императоры также не отказывали себе в занятиях любовью с представителями мужского пола, чаще всего с мальчиками. Эдуард Гиббон так говорит о первых пятнадцати императорах: «Клавдий был единственным, чей вкус в любовных отношениях был полностью естественным». Действительно, Светоний сообщает как о какой-то курьезной особенности, что Клавдий «к женщинам страсть питал безмерную, к мужчинам же зато был вовсе равнодушен».



Абсолютное большинство из нас даже не представляет, как сильно христианство изменило мир и человека.
К сожалению, об этом не принято говорить и уж тем более учить в школах. Мракобесие! Светское государство!

Tags: христианство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 109 comments