arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Вопрос национальной безопасности



Целиком и полностью присоединяюсь к инициативе камрада crimsonalter.

Считаю, что сегодня просто не существует более достойных кандидатур на этот стратегически важный пост в стране.
Сергей Юрьевич мало того, что патриот и государственник, так еще и блестящий экономист - самый молодой доктор экономических наук в СССР(!). Это вам не хухры-мухры. Искренне надеюсь, что тот доклад, который готовится сегодня под его руководством в Академии наук ("О комплексе мер по обеспечению устойчивого развития России в условиях глобальной нестабильности") будет принят на вооружение верховной властью.

Со своей стороны, могу только процитировать недавнее интервью Сергея Юрьевича Ленте.ру:

************************************

Денежно-кредитная политика Центрального банка ограничивает экономическую активность. Два последних десятилетия ЦБ изымал больше денег из экономики, чем давал, стерилизуя избыточную, по его мнению, денежную массу. Тем самым он тормозил экономический рост вопреки самому смыслу своего существования как кредитора последней инстанции. Эмитируя рубли исключительно под прирост валютных резервов и изымая одновременно их с внутреннего рынка посредством замораживания нефтегазовых доходов бюджета, он блокировал развитие внутренне-ориентированных секторов экономики и обслуживал экспортеров природных ресурсов, способствуя тем самым сырьевой специализации и деиндустриализации нашей экономики...

Получается, что, с одной стороны, ведущие страны мира предлагают безграничные объемы почти бесплатных кредитов, а наши денежные власти, наоборот, ограничивают предложения денег в экономике. У наших хозяйствующих субъектов возникает естественный стимул брать деньги за рубежом. И все, кто может доказать свою платежеспособность, это делают. Но если предприятие берет деньги за рубежом, оно через некоторое время переводит в офшоры свои активы, потому что так удобнее брать кредиты, там легче оформлять залоги. В результате такое предприятие выходит из-под национальной юрисдикции, у него смещаются экономические интересы в направлении вывоза капитала. Одновременно такое предприятие становится весьма уязвимым к внешним угрозам, попадая в критическую зависимость от иностранных кредиторов. Мы это наблюдали во время кризиса. Тогда наши корпорации, набрав зарубежных кредитов, в ситуации маржин-коллов не смогли их вернуть, так как их залоговая масса в несколько раз уменьшилась после падения российского фондового рынка.

Если бы премьер [тогда - Владимир Путин] не поручил денежным властям обеспечить необходимый объем кредитных ресурсов для спасения наших компаний от неминуемого банкротства, то сегодня в российской собственности не осталось бы ни металлургии, ни значительной части химической промышленности. Поскольку активы, вернее права собственности на них, были заложены у западных кредиторов, требование возврата кредитов или увеличения залогов поставило ряд наших крупнейших корпораций на грань банкротства. Если бы не экстренная помощь государства, они бы уже перекочевали к кредиторам и мы бы потеряли суверенный контроль над базовыми отраслями экономики.

Мы живем в открытой экономике, и у нас свободное движение капитала. В результате колоссальной денежной эмиссии со стороны американской ФРС, европейского, английского и японского центральных банков у зарубежных кредиторов и инвесторов возникает колоссальное одностороннее конкурентное преимущество. Оно позволяет им, так сказать, снимать сливки с нашей экономики, втягивая наиболее платежеспособных заемщиков в свой оборот. На этом «круговороте капитала» мы теряем от 35 до 55 миллиардов долларов в год. Наши длинные деньги государство отдает за границу дешево, а наши корпорации привлекают короткие деньги дорого. Этот неэквивалентный обмен создает условия, при которых поглощение торгуемых российских активов становится просто делом времени.

Это касается не только России, но и всех других развивающихся рынков. Некоторые из них защищают себя, ограничивая трансграничное движение капитала в выгодных им направлениях, а некоторые - нет, соглашаясь на колонизацию. Последние теряют возможность самостоятельного развития, первые пытаются использовать иностранные инвестиции для ввоза нужных им технологий. При этом все без исключения успешные примеры модернизации, все, что мы называем примерами «экономического чуда», - Корея, Япония, Юго-Восточная Азия, сейчас Китай - строили свой успех при сохранении суверенитета над своими активами в базовых и стратегически важных для развития отраслях экономики. Они опирались, прежде всего, на внутренние источники роста, привлекая иностранные инвестиции в нужных им направлениях. Если же мы сохраняем условия, при которых в конкуренции за наиболее выгодные рыночные ниши и наиболее выгодные активы в экономике одностороннее преимущество имеют зарубежные партнеры, то не нужно удивляться, что они в конце концов и будут определять наше экономическое развитие.

........

- Вы считаете, что ставка рефинансирования ЦБ должна быть значительно снижена?

Да. Она должна опуститься хотя бы до четырех процентов.
В таком случае создаются условия и для снижения рыночной процентной ставки для заемщиков до 6-7 процентов, что соответствует средней рентабельности в обрабатывающей промышленности и строительстве. Естественно, отладка этой системы потребует и определенного обучения банков, и настройки системы банковского контроля, возможно, ужесточения валютного контроля. Последнее должно пресечь операции по дестабилизации валютно-финансовой системы, которые имели место в период кризиса. Тогда коммерческие банки, получив деньги ЦБ, не только выводили их на валютный рынок, но и даже увозили за границу, как это нам теперь уже известно. Всего этого можно избежать.

В то же время нам уже сейчас нужны долгосрочные кредиты для модернизации инфраструктуры и новой индустриализации. Но далеко не все потенциальные получатели этих длинных денег имеют необходимое залоговое обеспечение и возможности получить долгосрочный кредит. Здесь нам нужны институты развития. Чем меньше развит частный банковский сектор, тем большая нагрузка ложится на них. В принципе, во всех странах мира государственный банковский сектор работает как большой институт развития. В Японии, например, сберегательные кассы собирают деньги, а Банк развития Японии их инвестирует. У нас подобного нет. У нас крупнейшие государственные банки работают как обычные коммерческие банки, извлекая сверхприбыль.

...Частникам нужно давать возможность развиваться в доступных им сферах - например, в кредитовании торговли, малого и среднего бизнеса. Например, финансирование торговли исключительно рентабельно, выгодно для банков. Сейчас большое количество малых и средних банков вытеснены из экономики, потому что крупные государственные банки начали осваивать эти выгодные рыночные ниши, хотя государство сегодня должно решать задачи повышения экономической и инвестиционной активности в наукоемкой промышленности, которые не по плечу частным банкам. Госбанки можно использовать для решения задач, требующих больших кредитных ресурсов и существенного контроля за их использованием. Пока наша банковская система очень слаба, и все совокупные активы коммерческих банков РФ меньше одного какого-нибудь крупного американского или японского банка. На государственных банках будет лежать основная нагрузка по организации долгосрочного кредитования модернизации и новой индустриализации нашей экономики.

........

Дестабилизация, произошедшая в конце 2008 года, сбила траекторию экономического роста и не дала реализовать цели концепции долгосрочного развития России, принятой правительством в октябре 2008 года. Мы сегодня отстаем практически в полтора раза по показателям развития от тех целевых ориентиров, которые были тогда намечены... Самое расхожее объяснение - «кризис помешал». Но я убежден в том, что если бы банки довели до реального сектора экономики два триллиона рублей, направленных на их поддержку, то у нас сегодня темпы роста ВВП были бы в два раза выше и мы бы уже вышли на устойчивую траекторию развития. Но эти деньги банкиры использовали в основном для валютно-финансовых спекуляций...

При этом мы видим, что ведущие страны мира, как этого и следовало ожидать, согласно прикладным приложениям теории длинных волн Кондратьева, отвечают на структурный кризис резким расширением предложения денег. Это делается для того, чтобы помочь бизнесу освоить новейшие технологии и поскорее выйти на новый технологический уклад. Сегодня любые европейские, американские, японские, китайские компании, у которых есть перспективные инновационные и инвестиционные проекты, могут без труда взять кредит на три-пять лет под отрицательную в реальном выражении процентную ставку. В то же время наш Центральный банк по-прежнему проводит консервативную политику, подходящую для условий рыночного равновесия, но не дающую экономике необходимое количество денег для преодоления структурного кризиса. В результате бизнес не может получить необходимого объема кредитных ресурсов для осуществления инвестиций в развитие, достаточных для преодоления порога синхронных затрат становления производств нового технологического уклада.

Исторический опыт свидетельствует о том, что для преодоления структурных кризисов, связанных со сменой технологических укладов, требуется мощнейший инициирующий импульс со стороны государства. Так, преодоление предыдущего кризиса 70-80-х годов прошлого века сопровождалось резким повышением государственного финансирования разработок информационно-коммуникационных технологий под предлогом гонки вооружений в космосе. Развернутая США стратегическая оборонная инициатива дала мощный импульс их развитию - в течение более двух десятилетий комплекс информационно-коммуникационных технологий рос с темпом около 20 процентов в год, поднимая всю экономику. Преодоление позапрошлого структурного кризиса сопровождалось катастрофой Второй мировой войны, которая потребовала от ведущих государств гигантских усилий для освоения моторизированной техники.

У государства есть два рычага, чтобы стимулировать подъем экономической активности - налогово-бюджетная система и денежно-кредитная политика. Мы сейчас не используем ни тот, ни другой. В бюджете у нас действует бюджетное правило, согласно которому значительная часть нефтяных доходов, вместо того чтобы инвестироваться в развитие экономики, резервируется. У нас и так по всем меркам избыточный объем валютных резервов в стране, и дальнейшее их наращивание не добавляет стабильности, но сокращает возможности развития экономики. Наша налогово-бюджетная система сдерживает экономическое развитие, хотя именно сейчас нужны огромные вливания в модернизацию инфраструктуры и в освоение новых технологий.

************************************

Именно такой глава Центробанка и нужен моей стране.
А в искренности его слов и намерении реализовывать озвученную выше программу реформирования финансовой системы сомневаться не приходится.

Боюсь даже поверить в активно распространяемые слухи о грядущем назначении Глазьева.
Не хочу сглазить.
Tags: власть
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments