arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Должны вырасти новые поколения


Строящийся храм Всемилостивого Спаса в Митине

Новые поколения русских. Воспитанных в духе своей национальной культуры, уважения к своей истории и традициям. Русских, для которых церквушка рядом с домом или икона в красном углу - в порядке вещей. И постепенно инициативу в свои руки будут брать именно православные, национально ориентированные граждане. Им и флаг в руки: православные - наиболее сознательная и по-граждански активная часть общества.

Вот только сразу ничего не выйдет. Слишком велика доля советского и постсоветского атеистического мещанства. Причем безверие охватывает и так называемые социальные низы - бедные (и наиболее многочисленные) слои населения. Проблема сегодня вовсе не в атеизме узкой прослойки среднего класса, воспитанного на либеральных ценностях и ориентированного проевропейски. Если в дореволюционной России беднейшее сословие - крестьянство - было оплотом и Православия, и монархии, то сейчас ситуация, увы, иная. Ничего подобного нет и в помине. Беднейшие слои населения не отличаются какой-то повышенной религиозностью и сегодня мы не можем говорить о сознательном воцерковлении каких-то классов и слоев населения, составляющих для Церкви опору.

Советский атеизм и культ потребительства настоящей эпохи оставили слишком глубокие раны, чтобы можно было рассчитывать на быстрое и безболезненное излечение. Высокий рейтинг доверия к Церкви и большой процент тех, кто считает себя православными, практически не отражаются в реальной жизни общества, в том смысле, что вера не определяет поведение значительных масс населения, не становится мотивом для людских поступков. По крайней мере, в той степени, в какой нам бы этого хотелось. Озвученные социологические тенденции - это нечто вроде позыва к традиционным ценностям. Декларация национального выбора. Но сам выбор еще предстоит реализовать на практике.

И для этого должны вырасти новые поколения.

**************************

Программа строительства двухсот православных храмов в столице с самого начала вызывала разноречивые чувства. Вопросами «Сколько это будет стоить?» или «Зачем вообще это нужно?» задавались многие. И хотя сейчас страсти поутихли, споры продолжаются. Корреспондент «МК» выслушал аргументы сторонников программы и ее противников.

Как известно, главным церковным доводом в пользу программы было то, что в московских новостройках — больших спальных районах с населением 100—200 тысяч человек — храмов попросту нет. А потребность в них есть.

На запрос верующих церковь откликнулась масштабной программой строительства «200 храмов». Видимо, громкое название напугало многих жителей. Первым возник вопрос: «На чьи деньги?». За ним последовал другой: «А где же их ставить при плотной застройке спальных районов?». На церковь обрушился шквал критики. И как-то за скобками осталось то, что программа рассчитана на десятилетия. Все двести храмов и за двадцать лет могут не появиться. Новые храмы не купаются в финансовых потоках. Программа не монолит, и каждый приход стоит рассматривать отдельно. Где-то храм хотят возвести на пустыре, а где-то батюшки годами создавали приход.

Напомним, что программа работает следующим образом. Городские власти выделяют участки под строительство. 61 участок уже передан Церкви. 77 находятся еще на стадии оформления. Когда будут определены все двести участков — вопрос не этого и не следующего года. Места согласовываются с жителями районов на общественных слушаниях. Городские проектные институты разработали более тридцати проектов типовых храмов, которые позволят удешевить строительство и в то же время помогут привнести архитектурное разнообразие. Строительство не финансируется из городского бюджета. Храмы возводятся только на пожертвования прихожан и спонсоров. Для координации был создан фонд «Поддержка строительства храмов города Москвы». Управлять всем процессом со стороны Церкви патриарх поручил епископу Подольскому Тихону, председателю финансово-хозяйственного управления Московского патриархата. Со стороны правительства Москвы проект курирует депутат Государственной думы, советник мэра Москвы Владимир Ресин.

Планируется не просто строительство храмов, но и духовно-просветительских центров. Это может быть воскресная школа, библиотека, клуб для молодежи, кинолекторий и так далее.


Храм Св. пр. Иоанна Кронштадтского в Жулебине

Чем храм может быть полезен неверующим людям? Например, во время лесных пожаров 2010 года Церковь провела масштабную работу по организации помощи погорельцам. Московские храмы превратились в пункты сбора вещей и продуктов. Об этом достаточно писали и говорили, но куда меньше обращали внимание на то, что аналогичная работа ведется во многих приходах постоянно. Существуют группы волонтеров, различные благотворительные проекты. Приходы помогают расположенным рядом больницам и детским домам, берут под патронаж одиноких стариков, занимаются с бездомными.

Но, несмотря на все эти доводы, противников строительства немало. Одна из их претензий — храмам отдается земля, на которой могли бы цвести парки. Это точно не про митинский храм. Храм Всемилостивого Спаса в Митине строится по адресу Пятницкое шоссе, владение 5. Он аккуратно уместился на небольшом участке земли у проезжей части в двух шагах от метро. Здесь проживает 170 тысяч человек, много молодых семей. И много православных. Верующий человек, конечно, не поленится проехать несколько остановок метро до ближайшего храма. Но старикам и детям такие путешествия утомительны. Поэтому храм нужен. Настолько нужен, что год назад прихожане молились под открытым небом. Собирались в любую погоду. Потом появился временный храм, совсем крошечный. Люди начали приносить иконы. Одна очень ценная — скорее всего, является прижизненным портретом преподобного Серафима Саровского. Некоторые иконы написаны самими прихожанами.

Настоятель храма отец Григорий Геронимус увлеченно рассказывает про приход. Кажется, он немного разочарован меркантильными вопросами: сколько денег жертвуют да сколько тратят? «А вот рабочие у вас — гастарбайтеры, мусульмане?» — задаю логичный, но неприятный вопрос. Оказывается, строители в основном славяне. Но этот момент непринципиален. Национальный вопрос в церкви не стоит. О вероисповедании тоже, кажется, не спрашивают. «Церковь не препятствует никому, кто желал бы поучаствовать в создании храма. И потом, и мусульманин, и даже неверующий человек тоже могут прийти к православию через строительство храма», — говорит отец Григорий. Новый храм будет завершен уже летом. Если получится, сохранят и временный храм, в котором уже столько молились. Будет у прихода и дом причта с крестильным храмом, помещением воскресной школы, библиотекой, трапезной. А пока воскресная школа собирается в соседнем жилом доме. Когда-то в этом помещении была парикмахерская. Прихожане своими силами сделали ремонт и в скромных белых стенах проводят встречи.

Но, в отличие от Митина, в других районах продолжаются споры между сторонниками и противниками. Православные не хотят оправдываться. «Вы, православные, все требуете по праву. Светское государство — не значит атеистическое. Государственный атеизм канул в Лету двадцать лет назад, и православные люди сейчас имеют все гражданские права», — такие слова звучат в памятке-рекомендации группам поддержки строительства православных храмов в Москве, опубликованной недавно в «Живом журнале». И далее: «Вы должны быть готовы к тому, что противники строительства могут использовать методы дезинформации, например: грязный пустырь будет именоваться «отнятым у них двором», а площадка с чахлыми деревьями-самосевками — «благоустроенным парком с вековыми деревьями». Памятка — по-видимому, реакция на недавние публичные слушания в Перове.

…Рядом со станцией метро «Шоссе Энтузиастов» у Владимирского пруда планируют построить храмовый комплекс общей площадью 1730 кв. метров, в состав которого войдут храм почти на четыреста человек и дом причта. В январе прошли публичные слушания. По итогам слушаний было решено: храму быть, жители не против. С результатами не согласен некоторые активисты, присутствовавшие там. Он заявляют, что регистрация участников происходила без предъявления документов. Поэтому согласие жителей — вовсе и не согласие. Приводятся и другие примеры: «В Войковском районе из двухсот участников слушаний, якобы подписавшихся за строительство, настоящими жителями района было человек сорок. Другой пример нарушений — в Тимирязевском районе. Там на слушаниях 1 февраля прошлого года большинство участников высказалось против строительства. А в заключении по итогам слушаний было указано, что большинство будто бы «за».

Частый довод противников строительства — вырубка деревьев. Под перовский храм какая-то часть деревьев вырубаться будет. Но напротив Владимирского пруда раскинулся большой парк «Измайлово». Так что с зелеными насаждениями у жителей проблем нет. А вот территория вокруг пруда неприглядна и не ухожена. Рядом с выходом из метро всегда полно мусора. Так что в данном конкретном случае церковь может облагородить место.


Строящийся новый храм в Жулебине

Еще один популярный довод противников — ежедневный колокольный звон прямо под окнами жилых домов будет создавать помехи для многих жителей.

«Колокольный звон может злить только нездоровых людей», — считает отец Дмитрий Арзуманов. Он настоятель храма Св. Пр. Иоанна Кронштадтского в Жулебине. И об агрессивном неприятии колокольного звона знает не понаслышке. В звонаря храма уже стреляли из пневматики. Иногда звонят с угрозами. Вероятно, это делает один человек. На несколько тысяч спокойных всегда найдется, мягко говоря, неспокойный. Но заявления в полицию писать не стали. Может, сам образумится.

Храм в Жулебине — как раз классический вариант для программы «200 храмов». На огромный спальный район приходится одна небольшая деревянная церквушка. Первая литургия была совершена здесь в 2000 году. И, может быть, тогда одной церкви было достаточно для района. Но вскоре места стало не хватать. В праздники в храме даже сложно руку поднять, чтобы перекреститься. А зайдя внутрь, невозможно пробраться к выходу. Тесно и душно. На Пасху на крестный ход здесь собирается столько людей, что не помещаются даже во дворе церкви. Летом этого года наконец начали стоить большой храм.

«Согласовали с патриархией и с префектурой и начали строить. Даже до оформления всех документов, — рассказывает отец Дмитрий. — На деревянный храм, построенный в девяностые, документы мы только недавно получили. Вечно чего-то не хватало. Пока бумажка дойдет до нужной инстанции, она уже устаревает. И снова по кругу». Программа «200 храмов» попросту избавила настоятелей от этой бумажной волокиты. Но не решила финансовый вопрос. «Вот сейчас думаю, как отдавать 12 миллионов, — говорит отец Дмитрий. — Никаких кредитов. Просто болгары нам строят в долг. Они нас не торопят, но отдавать-то все равно надо. Конечно, это психологически тяжело. Все мы маловеры, мучаемся сомнениями. Это же такие суммы! Но Господь помогает. Как-нибудь разрешится ситуация». Болгары — это строители, давно осевшие в Жулебине. Братья по вере — тоже православные.

Кстати, этот участок рядом с деревянным храмом местные чиновники много лет не хотели отдавать. Пустырь, рядом с которым страшно было пройти поздно вечером, в официальных документах именовался «благоустроенной территорией с редкими видами растений». И часто получается так, что чиновники предлагают под строительство храмов место, где должны были возводиться гаражи. Жители возмущаются. Чиновники прикрываются Церковью. А вот подобные пустыри отчего-то цветут редкими видами растений…

Грандиозную переписку с чиновниками затеяли и в Строгине. Временный храм на Строгинском бульваре стоит уже пять лет. Здесь сотни детей покрестили. В сентябре 2000 года первое письмо было отправлено мэру — с просьбой о предоставлении земли. А за ним полетели письма в патриархию, Москомрелигию, Москомзем, Москомархитектуру, НИИ Генплана, префектуру СЗАО, управу района Строгино и прочие, прочие, прочие учреждения. Только благодаря программе «200 храмов» был дан «зеленый коридор» оформлению документов.

...«А пойдемте покажу», — часто повторяет отец Георгий Крылов. И ему действительно есть что показать. Позади временного храма — целый городок из бытовок. Самых обычных бытовок, в которых живут строители. В одной — столовая, в другой — швейная, в третьей — библиотека, в четвертой — просфорня. Собственные просфоры — гордость храма. После того как кто-то украл ноутбук и телефон, бытовки стали закрывать на ключ. «А пойдемте покажу класс для малышей «Первые шаги», — проводит отец Георгий экскурсию по лабиринту бытовок. — У нас с ними занимаются профессионалы: психолог, массажистка. Пока родители стоят на службе, малыши под присмотром в классе. А в этом помещении сделали что-то вроде актового зала. Устраиваем тут и катехизаторские встречи, и концерты, и рождественские представления. Обидно, что места не хватает. Летом дети играют на улице».

Когда-нибудь на месте этих бытовок будет дом причта. Но, кажется, это очень далекая перспектива. Деньги приходят небыстро. С помощью префектуры расставили по округу ящики для сбора средств. В месяц выходит примерно 70 тысяч — со всего округа. В год можно собрать один миллион с пожертвований. Еще столько же — с продажи свечек, иконок и прочего. А чтобы достроить храм, нужно в сто раз больше. Без меценатов будет трудновато. Бывает, большие суммы жертвуют организации. Отец Георгий показывает на фундамент кирпичного храма: «Это строительные фирмы. А верх храма — космос». Не сразу понимаешь, что это не философское замечание, а сфера деятельности щедрых жертвователей. Используют и электронную рассылку с просьбой помочь возвести храм, но откликается не более одного процента.

«А пойдемте покажу бухгалтерию с канцелярией», — предлагает отец Георгий. Неужели они нужны храму? «Что вы! Бумаги в налоговую, бумаги в патриархию, финансовые отчеты, договора, трудовые книжки… Мы же полноценная организация. Очень непросто все».

А в крошечном кабинете у отца Георгия бесценные вещи — древние книги. С любовью раскрывает толстый переплет и рассказывает про свою диссертацию по старообрядчеству. И тут же — раз: «Держите подарочек — диск с песнями нашего хора. Молодежь к нам приходит активно. Мы называем это научно-популяризаторский клуб. А проще говоря — жизнь, жизнь прихода». И снова: «А пойдемте я вам клуб покажу».

«Служение священников, назначаемых настоятелями новых храмов, — подвижническое, жертвенное, — говорит епископ Подольский Тихон. — Им ведь приходится все с нуля начинать. Собрать приход, начать богослужебную жизнь, собрать пожертвования на строительство, следить за ходом производства работ. Приходится приобретать новые знания и умения — ведь ни в семинарии, ни в академии премудростям строительного дела пока не учат. Я обращаюсь ко всем вашим многочисленным читателям, живущим неподалеку от строящихся храмов. Подойдите, познакомьтесь со своим батюшкой, помогите ему чем можете. Новые храмы — это для каждого из вас шанс сделать что-то хорошее, вечное. Они будут такими, какими вы их построите. Приход может стать для каждого из вас очень важным местом в жизни».

МЕЖДУ ТЕМ

В ходе опроса, проведенного исследовательской службой «Среда»: 41% россиян согласились с утверждением «Я исповедую православие и принадлежу к Русской православной церкви». Интересно, что среди москвичей этот показатель выше — 53%. Кроме того, высокие показатели принадлежности к православному вероисповеданию и Церкви наблюдаются в Тамбовской и Липецкой областях, а Москва оказалась лидером по доле жителей, прочитавших Евангелия.

Несколько интересных фактов из телефонного опроса двух с половиной тысяч жителей Москвы (включая два новых административных округа) летом 2012 года: москвичи любят свой город, респонденты с осознанным вероисповеданием оказываются более толерантными, православные москвичи, как правило, имеют высшее образование и готовы к общественной работе, а каждый десятый житель столицы посещает богослужения раз в неделю и чаще.

Православные респонденты преимущественно посещают богослужения несколько раз в году — так поступают 40% верующих. Еженедельно приходят на службу в храм 3% — столько же, сколько и в среднем по России. 15% православных признались, что вовсе не посещают службы. 4% неверующих посещают богослужения раз в год и реже, остальные 96% не делают этого вовсе.

Посетителями церковных богослужений чаще оказываются женщины: 31% участвует в службах несколько раз в год, в то время как среди мужчин таковых 16%. 49% представителей сильного пола вовсе не посещают религиозных служб, с ними солидарны 30% женщин.

--------------------

За наводку на материал спасибо уважаемому Ивану dersay
Tags: Церковь, идеология, общество, русская национальная идея, христианство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 47 comments