arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Пока кто-то марширует

Пока противоборствующие стороны соревнуется в численности своих маршей (причем и те и те - в защиту сирот), подсчитывают количество участников, выясняют на какой митинг пригнали за деньги, а на какой пришли по доброй воле, и яростно спорят в интернетах о судьбах неизвестных им детей... жизнь, тем временем, идет своим чередом.



На фотографии не просто дети-сироты. Это ко всему прочему еще и дети-инвалиды.
Если уж от здоровых детей отказываются, то что уж говорить про них. Так принято поступать в обществе, где слово "Бог" давно уже стало отживающей свой век архаикой и где свободный человек, лишенный средневековых предрассудков, может спокойно пожить для самого себя. Век человеческий недолог. Живем мы один только раз и надо успеть взять от жизни всё.

Понятное дело, что детей-инвалидов устроить в приемную семью тяжелее всего. Поэтому проблема таких детей еще долгие годы будет преследовать наше общество, даже когда сиротство в целом потеряет свой статус остро стоящей социальной проблемы (я все же надеюсь, что в ближайшие годы мы излечим эту язву).

И потому инициативу в решении данной проблемы пытается взять на себя Русская Православная Церковь.

7 января 2013 года, отвечая на вопросы журналистов после посещения родильного дома № 3 г. Москвы, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл рассказал о позиции Русской Православной Церкви в отношении детей-сирот. По словам Его Святейшества, за последние три года в этой сфере было сделано очень много, в частности, появилось большое количество церковных детских домов.

«Всего в Российской Федерации таких 90, и в них проживает полторы тысячи детей. Может быть, в масштабах всей страны это и не так много, но в масштабах Церкви, которая насчитывает очень немного лет своей активной социальной работы, это много», — подчеркнул Предстоятель Русской Церкви.

«Однако было бы еще больше, если бы мы могли получать детей-сирот для наших детских домов. К сожалению, нередко мы слышим страшный ответ: "Детей попам не отдадим". Вот внутренняя установка людей, которые всячески препятствуют тому, чтобы детей воспитывали в церковных детских домах, в том числе при монастырях, особенно женских, где монахини отдают тепло своих сердец, это нерастраченное материнское чувство, где такая атмосфера, которую, вы знаете, не в каждой семье можно увидеть».

«Мы готовы работать с детьми-инвалидами, и мы были бы готовы взять государственный сиротский дом, детский дом для инвалидов под свой покров. Полагаю, что это перспективное направление работы Русской Православной Церкви».




А вот что говорит епископ Пантелеймон, заместитель председателя Патриаршей комиссии по вопросам семьи и защиты материнства и председатель Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению:

Церковь уже 20 лет говорит о проблемах детей-сирот и детей-инвалидов, но нас почему-то до сих пор не слышали. Только в последнее время в обществе проснулся интерес к этой теме. Но мы уже давно говорим, что нам нужно трудиться над укреплением семьи, помогать семье не распадаться, нужно готовить людей, вступающих в брак, к этому подвигу, нужно, чтобы в роддомах врачи и медсестры не призывали отказываться от детей-инвалидов, нужно создавать условия, при которых семья с ребенком-инвалидом получала бы такое же финансирование, какое государство тратит на содержание ребенка в детском доме.

Мы не только говорим об этом, но и давно занимаемся реальной помощью детям-инвалидам. У нас есть собственные социальные учреждения, где мы работаем с детьми-инвалидами. В наших церковных детских домах – а их по России 90 - воспитываются дети-инвалиды с разными нарушениями развития. В государственных учреждениях для детей-инвалидов помогают наши сестры милосердия, которым мы платим зарплату. К сожалению, далеко не всегда штат этих детских домов укомплектован, но даже если он укомплектован, все равно в тяжелых отделениях, где находятся лежачие дети, не хватает сотрудников: часто на 20-30 детей один воспитатель и несколько санитарок. В каком бы ни были состоянии дети, они нуждаются в общении, им нужно помочь даже в простых, бытовых вопросах. Например, детей важно научить есть с ложки, помочь им стоять, ходить, важно гулять с ними – ведь часто с такими детьми никто не гуляет. Для ребенка это уже очень много значит. Все это делают наши сестры милосердия.



У нас есть опыт работы со слепоглухонемыми детьми. В Сергиевом Посаде работает государственный детский дом, при нем действует уникальный храм, где все сделано для детей: низкие подсвечники, рельефные иконы, открытые алтари. Прихожане, сотрудники храма купили в деревне деревянный дом, и туда дети-сироты выезжают на каникулы: живут в семейных условиях, сами готовят еду, учатся самостоятельности.

Каждый ребенок-инвалид для нас – это живая личность, у которой есть бессмертная душа. Такие дети – особенные, часто они не могут себя выразить, они по-другому себя ведут, но они умеют любить. И сестры милосердия занимаются с этими детьми в домах для детей-инвалидов. К сожалению, они не могут взять детей-инвалидов к себе в семьи, потому что многие из них одинокие, им это будет не под силу. А вот вместе ухаживать за детьми они, конечно же, очень хотят. Поэтому мы давно уже думали о том, чтобы у Церкви был свой детский дом для детей-инвалидов. Патриарх давно уже вынашивал эту идею и поэтому предложил подумать о том, чтобы государство передало в ведение Церкви один такой детский дом. В нем работали бы наши добровольцы, сестры милосердия. Они ездили за границу: в Австрию, скандинавские страны, знакомились с современными методиками реабилитации. И в детском доме они могли бы применять эти технологии.

Конечно, самое главное, что мы можем сделать для сирот – это усыновить их. Именно об этой необходимости говорил Святейший Патриарх Кирилл в своем рождественском телеобращении. Поэтому одной из основных задач такого детского дома должна стать передача детей-инвалидов в семьи. Мы будем целенаправленно работать над тем, чтобы, по возможности, подбирать этим детям приемных родителей, тем более что у нас в Москве уже есть специальный центр, где мы готовим будущих приемных родителей.

Мы готовы помогать этим семьям и после усыновления. Например, сейчас в Марфо-Мариинской обители действует группа дневного пребывания – детский сад для детей-инвалидов, куда родители могут привести ребенка на определенное время, чтобы заняться своими делами и немного отдохнуть.

Пока речь идет о передаче Церкви только одного детского дома для детей-инвалидов. Мы понимаем, что эта инициатива требует всесторонней правовой проработки. Но я надеюсь, что она найдет поддержку у представителей государства. Если у нас получится и результат будет хорошим, мы готовы поставить вопрос о расширении подобной работы.



Церковь - это залог нашего выживания как страны и как нации, последняя надежда на русское национальное возрождение.
И ведь с этим не поспоришь. Исчезнет вдруг Церковь, исчезнет Православие - всё, нету больше ни России, ни русских. Останется немного биомассы на 1/7 части суши.
Tags: Церковь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments