arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Совесть нации плохо продается

Судя по всему, надвигается какая-то сугубо печальная новость из мира актуального (современного) искусства:
«Айдан Галерея» и галерея Марата и Юлии Гельман «решили покинуть «Винзавод», чтобы открыть свои галереи в новом пространстве, по формату и размерам «Винзаводу» ни в чем не уступающему».

Поскольку я от мира искусства, и тем паче современного, далек как Ксения Собчак от целомудрия, для меня так и осталось загадкой, почему переезд выглядит столь катастрофично. Но факт остается фактом. Открывается еще одна «площадка» под названием «Триумф», куда и уходят наши выдающие галеристы, хотя насиженное местечко на «Винзаводе» за ними сохраняется, правда, «в другом формате».

Но не эти переезды, естественно, привлекли мое внимание (была б моя воля, я бы по бескультурию своему их всех куда-нибудь переехал, желательно за пределы государственной границы РФ, но, увы, пока не компетентен).
В цитируемой статье меня заинтересовала отнюдь не драма «актуальных» российских художников, а некоторые комментарии от первых лиц, по которым можно составить наглядное представление о современном искусстве – что это за зверь такой и как сильна потребность в оном у российского общества.

Цитирую Дмитрия Ханкина, одного из совладельцев «Триумфа», раскрывающего народу причины глубокой печали в мире творческой богемы:

— Потому что мы живем в такой стране. Потому что у нас нет рынка.

Имеется в виду рынок современного искусства. Т.е., проще говоря, никто не покупает перфомансы и инсталляции из сушеных какашек.
Увы и ах!
Господину Ханкину вторит Юлия Гельман, супруга нашего гуру:

— …В связи с ситуацией на арт-рынке мы будем трансформироваться в более некоммерческую сторону. Просто из-за отсутствия «коммерческих сторон» в нашей стране.

— А что конкретно вас не удовлетворяет?

Коммерция и арт-рынок находятся в России в совершенно неудовлетворительном состоянии. Его практически не существует.

— Обычный читатель, не втянутый в тусовку, спросит: а на что жить, как деньги зарабатывать?

— Вот и мы и хотим спросить: на что жить и как деньги зарабатывать? Это затруднительно в нашей стране...

Задавшись вопросом «неужели актуальное искусство так плохо продается?» назойливые журналисты «МК» решили связаться с известной(!) художницей Анной Жёлудь. Как написано в первоисточнике: «многие тут же вспомнят ее объекты из металлических прутьев» (ну чо, никто не вспомнил?).
Год назад Жёлудь покинула галерею Айдан Салаховой, после чего ей вроде как стало попроще находить покупателей, которых ранее скорее всего отпугивал некий пафос, связанный с принадлежностью к галерее (бедняги!).
Однако, даже в новом своей статусе вольной птички, Жёлудь не может нам поведать ничего оптимистичного, отвечая на вопрос о наполненности рынка современного искусства покупателями:

— У нас есть 20 коллекционеров, которые в состоянии что-то приобрести. Фанатично что-то собирают. 20 человек на всю Москву.

— Эта цифра не с потолка?

— Нет, не с потолка. В целом у меня такое ощущение, что никому ничего не надо. Убеждена, что художник, который хочет заниматься современным искусством, может существовать и развиваться исключительно на меценатские и спонсорские деньги. Всё теплится и зиждется на тех, кто художникам помогает.


Некто Александр Шабуров (в очередной раз стыжусь своей дремучести), «лидер группы «Синие носы», которая много лет сотрудничает с галереей M&J Guelman», не согласен с Жёлудем. Однако, его аргументы звучат как-то неубедительно и сводятся к тому, что просто товарищ Гельман, в качестве директора Пермского музея современного искусства, «интересуется масштабными проектами», а само «искусство никуда не делось», конечно же.

Гораздо более конкретен «крайне популярный и как раз хорошо продаваемый художник галереи Гельмана Гоша Острецов», заявивший, что Марат и Айдан

хотят сделать что-то типа арт-центра — нечто действительно некоммерческое, тогда им легче будет получать деньги от государства на проекты. Тогда — да, они будут независимы от арт-рынка. Ведь что пугает галериста? Самое главное — невозможность прогнозировать ситуацию, а ведь надо платить аренду, зарплату сотрудникам; расходы несравнимы с результатами продаж. С другой стороны, правительство теперь понимает, что надо идти к современной жизни, к инновациям, начинает больше этим заниматься, тратить на это деньги, и сейчас будут большие драки за госбюджеты, в это все погружены... А художнику не за чем в это вникать.

Ну что, мои дорогие искусствоведы.
Не знаю как вы, а я для себе делаю вполне определенные выводы.

Первый – так называемое современное искусство никому не уперлось. Даже вся эта богатенькая и зажиточная богема не готова на него раскошеливаться.
Второй – раскошеливаться будет государство (как, например, сейчас это происходит с "масштабными проектами" Гельмана в Перми), то есть мы с вами, простые налогоплательщики.

Но я иду дальше и развиваю оба эти вывода в одну вполне очевидную мысль.
Можете обвинять меня в реакционности, дикости и даже антигуманизме, но, на мой сугубо варварский взгляд, все эти гельманы, айданы, гоши и жёлуди – никто и звать их никак.

С точки зрения своего влияния на массы и на умы я в принципе тоже – никто и звать меня никак. В этом я с вышеперечисленными особами схож как могут быть схожи однояйцевые близнецы. Но вот дальше начинается какая-то странная и крайне мучительная для меня (в силу своего непонимания) разница.

При всей своей ненужности русскому обществу (весьма убедительно выше продемонстрированной), все эти галеристы и прочие творцы современного искусства – лица в высшей степени медийные, а среди разного рода "элит" – даже уважаемые и заслуженные, в то время как я – всё такой же никто по имени никак.

Сижу вот пишу в своем унылом дневнике свои мыслишки скучные, а тем временем Марат Гельман и Ко, ничтоже сумняшеся, берут на себя ответственность и смелость определять культурное развитие целой нации.
Моей, кстати, нации.

Берут и указывают мне и еще 140 млн «анчоусам», что есть настоящее искусство, что такое творчество. Что такое хорошо и что такое плохо. Что такое свобода и где границы допустимого поведения.
Фактически именно эти люди указывают нам, что есть мораль и нравственность, где высоко, а где низко, к чему стоит стремиться личности человеческой, а чего следует избегать.

И даже более того. Вся эта по сути-то никчемная масса людишек, друг дружку именующая корифеями и «величинами» (ого-го!), сидит и поучает нашего Патриарха и нашу Русскую Православную Церковь. Да не просто поучает, а, никого уже не стесняясь, травит самым очевидным, самым наглым образом.

Недавно я писал, как еще один гуру современного искусства, Катя Дёготь, остро переживая наступление мрачного Средневековья, предлагала по примеру новоявленных узниц совести "еще раз напугать" Церковь.
Ну а что такого? Почему бы и не попугать, если ты – совесть нации, правда ведь?

Или я все-таки чего-то не понимаю в современном искусстве?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments