arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Клин клином

Дайте человеку необходимое - и он захочет удобств. Обеспечьте его удобствами - он будет стремиться к роскоши. Осыпьте его роскошью - он начнет вздыхать по изысканному. Позвольте ему получать изысканное - он возжаждет безумств. Одарите его всем, что он пожелает - он будет жаловаться, что его обманули, и что он получил не то, что хотел. // Эрнест Хемингуэй

Проблема всех социальных утопий, от либерализма до коммунизма и анархизма, в том, что они отрицают человеческую природу и законы социальной жизни. Точнее не отрицают, а пытаются изменить, приспособить под свое (единственно верное) учение, полагая, будто сие им под силу. А это далеко не так, точнее совершенно не так.

Невозможно изменить закон гравитации, и всякий человек, который захочет выйти из окна 10-го этажа и полетать, без сомнений упадет и разобьется. То же самое можно сказать и про жалкие потуги кабинетных теоретиков, уверовавших, что они в состоянии менять извечные социальные законы и что природа человеческой души станет иной, коль скоро люди начнут придерживаться придуманных этими теоретиками правил. Например, изменят способ производства. Или форму собственности. Или политический режим, добавив в него свободы для честных демократических журналистов. Вот классический пример подобного идеологического утопизма (из древней статьи Э.Лимонова): Болван, не верь обещаниям, преступность можно победить, только изменив социальный климат.

Конечно же, всё это полная чушь. Причем чушь, в которую никто уже и не верит, хоть многие и продолжают чисто машинально, по инерции бормотать лишенные смысла лозунги прежних революционных эпох.

Человеческая природа суть такой же неизменный закон, как и физические законы Вселенной. Законы, поддерживающие и определяющие жизнь общества, ровно такие же, что были и тысячу лет назад, и две, и пять. И будут такими же до тех пор, пока будет существовать сама цивилизация. Набор человеческих желаний и потребностей, что в древнем Египте, что в современном Нью-Йорке, один и тот же. Общество как было испокон веков сословным, таковым оно и осталось, даже несмотря на трогательный подвиг маленького Гавроша.

Единственный выход из сегодняшнего тупика (а он очевиден для всех, кроме яростных фанатов 3D-технологий и очков Google Glass) - это найти эффективную уздечку на бесконечные человеческие потребности и желания, которые, оказавшись на свободе, превращаются в самые натуральные страсти, способные разрушить как отдельную личность, так и целые народы, отказавшиеся от традиционной системы нравственных и духовных табу. Никакими внешними условиями и их усовершенствованием, т.е. никакой социальной утопией и доктриной, ситуацию не изменить. Внутренний позыв человека к чему-либо, а уж ко греху и злу тем более, нельзя утихомирить никакими внешними средствами. Клином клином вышибают.

Прежде всего мы не верим и не поверим ни в какую «внешнюю реформу», которая могла бы спасти нас сама по себе, независимо от внутреннего, душевно-духовного изменения человека. Нет такой «избирательной системы», нет такого государственного устройства, нет такого церковного строя, нет такого школьного порядка, которые обещали бы человечеству, и в частности, в особенности России, обновление и возрождение, независимо от того, что будет созерцать его воображение и каков будет внутренний уклад его мысли и настроений и каковы будут дела его жизни…

Внешнее само по себе не обеспечивает человеку ни духовности, ни духовного спасения; никакой государственный строй не сообщит человеку ни любви, ни доброты, ни чувства ответственности, ни честности, ни благородства. Истинное обновление идет не от внешнего внутрь, не от формы к содержанию, не от видимости - к существу, а обратно. И странно, даже страшно доказывать это через 2000 лет после Рождества Христова - странно потому, что люди, по-видимому, прошли мимо Христианства, страшно потому, что мы не видим, чем и как восстановить и утвердить непринятое откровение.

Все великое и священное идет изнутри - от сердечного созерцания; из глубины - от постигающей и приемлющей любви; из таинственной духовности инстинкта; от воспламенившейся воли; от узревшего разума; от очистившегося воображения. Если внутри смутно, нечисто, злобно, жадно, скверно, то не поможет никакая внешняя форма, никакой запрет, никакая угроза, никакое «избирательное право», особенно всеобщее, равное и прямое.
// И.А.Ильин

Чтобы погасить пламя страстей человеческих, нужно еще более сильное душевное пламя. Не мечта о полетах на Венеру, не пустые слова навроде "смысл жизни человека в творческой самореализации" и прочее словоблудие. А куда более действенные методы.

Непоколебимый авторитет для руководства личности дает только Высочайшая Личность Божества, источник тех духовных стремлений, которые для человека дороже всего на свете. Лишь божественное руководство человек способен признать как всегда правое, всегда целесообразное для себя, только Богу он способен верить настолько, чтобы подчиниться даже тогда, когда не понимает, почему именно нужно в данном случае подчиниться. Вне религии у человека нет притока нравственной силы, нет и источника сознательной и добровольной дисциплины. Без религии общество имеет в своем распоряжении только слепую привычку да чисто принудительную дрессировку. Но оба эти средства, хотя и полезные, способны только некоторое время поддерживать, а не порождать нравственную дисциплину, с ними личность может лишь мириться, а не находить в них нравственное удовлетворение. Общество, воспитанное религией и затем ее утратившее, может несколько времени прожить накопленными привычками, но без нового притока живой силы наследство прошлого раньше или позже иссякает, и тогда наступает опасность банкротства, уже столь близко рисующегося пред современным миром. // Л.А.Тихомиров
__________________

Ну и возвращаясь еще раз к цитате Хэмингуэя.

По сути товарищ писатель весьма метко обрисовал в ней краткую историю развития цивилизации, отказавшейся от Бога. Сначала безумная погоня за всевозможными материальными благами (попытка построения Царствия Божия на земле), затем - закономерное внутреннее опустошение, разочарование, и как финал: я совсем не этого хотел! не такого счастья искал я!

Отсюда разочарованное в пошлости материализма и потребительства человечество начинает приобщаться всевозможной мистике и прочей оккультной дури. Или пытаться найти удовлетворение душевных запросов в каком-нибудь модном буддизме. Медитациях. Йога опять же. Оцените всю глупость подобного подхода: сначала европейцы (включая и русских) дружно изгнали Смысл, начав строить свою Вавилонскую башню, но когда до них дошло, что архитекторы ошиблись в расчетах и вообще в самом замысле, то, вместо возврата к некогда утраченному, начались лишь новые эксперименты - наркотики, рок-н-ролл, восточная мистика, "красная метафизика", религия New Age и пр.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments