arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Таким вещам должны учить начиная со школы

Жизнь - в идеале - есть мир, но жизнь в факте есть борьба. Тот мир, который составляет цель и идеал жизни, вовсе не есть пассивное бездействие, нирвана. Нет, мир состоит в гармоническом содействии всех сил жизни. Мир не есть гнилое болото, не есть безжизненность или бессилие, а только гармония оживленных и содействующих одна другой сил.

Это идеальное состояние жизни, по идеалу христианства, наступит вполне только с окончанием здешнего, земного мира. Но и для не знающих или не разделяющих философии христианства, а только несколько разумных и сведущих людей совершенно не подлежит сомнению, что в условиях нашей органической природы указанный идеальный мир находится в вечно неустойчивом состоянии и достигается только вечным напряжением борьбы.

В законах нашей органической природы состояния мира можно достигать только постоянной борьбой, так что цель жизни есть мир, а средство для этого - борьба. Это относится решительно ко всем проявлениям жизни: выработка личности, создание условий, ей необходимых, жизнь и задачи семьи, жизнь социальная и политическая, даже дело развития ума, званий, просвещения - все это совершает созидание не иначе как вечной борьбой против бесчисленных помех, разрушающих гармонию жизни (в которой состоит мир). При этом все силы созидающие - гармонизирующие - суть те, которые борются во имя идеала, долга, любви, а силы, разрушающие мир, борются во имя свое, за свой эгоистический интерес.

Строительница мира есть, таким образом, не слабая, не дряблая, не пассивная личность, а напротив - способная к борьбе, обладающая силой и активностью, но только не эгоистическая, а самоотверженная. Слабость и размягченность личности ведут вовсе не к миру, а лишь к представлению свободного поля действия злу. Потому-то человеческое общество никак не должно допускать извращения своего вкуса в отношении того, какие качества личности прекрасны, идеальны, требуют прославления.

Добродетель и нравственная красота состоят не в бессилии, не в слабонервности, не в апатичности, а в том, чтобы человек, имея силу и нервы все разрушить, в то же время, по любви к добру, не разрушал, а сохранял и созидал жизнь. Такими сильными и самоотверженными людьми живет мир и держится добро. Такую личность должно уважать, ставить примером для себя и для других, как идеальную и героическую.

Этому идеалу если не глубже всех, то нагляднее всех удовлетворяет воинское звание.
Против этого не следует возражать, что дело воина - война - есть применение физической силы, принуждения и насилия... Та борьба, которая наполняет собою жизнь, та борьба, которая создает гармонический мир, может иметь различные формы, но в числе их непременно проявляется также в форме насилия, принуждения. Слабонервные декламации против этого не заключают в себе никакой правды.

Человек - существо телесное. Нравственное "воздействие" неотделимо от нравственного "принуждения", а в известных случаях и от физического "насилия". Говорить: "Действуйте нравственным воздействием, но не осмеливайтесь прибегать к насилию физическому" - это или бессмыслица, или лицемерие. Всякое убеждение рано или поздно непременно проявляется в формах физического действия по той простой причине, что человек не дух и живет в телесном виде. Все наши поступки представляют соединение актов духовных и физических. Уж если человек что-нибудь делает, то непременно в сопровождении и физических актов. Это относится к злу и к добру. Противодействовать злу можно иногда нравственными воздействиями, но иногда невозможно иначе как физически, и тогда "сопротивление" и "насилие" - нравственно обязательны.

Потому-то человек, для того чтобы быть деятелем правды в обществе, непременно должен понимать сложный характер борьбы, на нем лежащей. Общество, со своей стороны, должно понимать, что именно такие люди ему и нужны - люди крепкие, способные и готовые постоять за правду всеми силами, какие им дал Бог: головой, где нужно, сердцем, где его место, но также и руками, если это неизбежно, и отдать за правду не одни нервы свои, но и кровь. Когда такое понимание исчезает в народе - правда в нем теряет защиту.

Лев Тихомиров, "О смысле войны", 1904 г.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments