arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Лучший текст за последнее время

Эту запись надо выводить в ТОП.

Оригинал взят у maxim_akimov в Решил помолчать, решил подумать... и этим выделиться

В последние год-два так много говорят, как никогда ещё не говорили! Я имею в виду, прежде всего обсуждение круга тем, которые интересуют меня, то есть лево-патриотическую тематику, русский вопрос, исторические перспективы нынешней, посткапиталистической экономики, вопросы возрождения идей радикального коммунизма, и прочее. Каждый, у кого есть аудитория в несколько тысяч человек, или в несколько сот, или просто несколько человек, согласных выслушать и ответить чего-то (чаще всего столь же пространное), без устали говорит, говорит, говорит, пишет, пишет, пишет! Люди зовут на всякие сайты, в том числе и меня зовут разместить у них-то что-то, или просто прочитать. Причём читателю-то, понятное дело, рады больше, чем автору. На этих сайтах есть много, и вправду, полезной информации, вернее полезных фрагментов, отчасти наполненных смыслом, как и в речах каждого отдельного говоруна есть масса дельной и интересной нарезки, но всё вместе составляет такую сумму излишнего, перенасыщенного раствора, какого-то смыслового винегрета, отчего всё пространство русскоязычных дискуссий в онлайне и даже офлайне уже похоже на центрифугу, в которой беспорядочно вращается нечто, а вот чем является это нечто – большой вопрос!

Многие говорят-то правильные вещи, да, опять же повторюсь, они произносят порой даже некие свежие пассажи, фрагменты каких-то хороших идей, которые, в иную пору, могли бы и породить чего-то, но сейчас, странное дело, всё это уходит в зыбучий песок, вернее сваливается в центрифугу, наполняет её и обращается в пустую бестолочь, которая бесплодна, или кажется бесплодной (хотя, где-то в глубине души мне и кажется, что вся эта мешанина умных мыслей должна породить чего-то когда-то, пока же не порождает ничего, кроме замусоривания умов).

Но все кто может говорить, продолжают говорить, говорят очень одинаково, несмотря на то, что несут порой разные вещи, говорят похоже, сродно, однотипно, используя одинаковые обороты речи: вот вытащили на свет «сферического коня в вакууме»! Боже, как меня бесит этот конь, вернее его бесконечное появление в речах! Не важно кто говорит – статусная персона, раскрученная по ТВ, которая «вещает с амвона» своей раскрученности и знаменитости, или какой-то простой философствующий любитель, сейчас нет никакой разницы, они могут быть каждый по-своему правы и авторитетны, но оба излишни, без обоих можно обойтись, ведь всех нас, говорунов - миллионы.

Все говорят, говорят, говорят! Никогда столько не говорили! В девяностых, я помню, были периоды кода люди вообще молчали, не говорили ничего, были ошарашены тем, чего провернула с нами компашка Горбачёва, потом по нашим головам долбанула диверсия, которую провернула компашка Ельцина, все были ещё более растеряны, все были как в воду опущены, все молчали, а в воздухе была муть, да и в головах тоже.

Нынешняя же говорильня является некой странной противоположностью той тишине и тому молчанию. Еще пару лет назад, даже год назад, мне казалось, что из нынешней говорильни чего-то выйдет, какой-то толк, какая-то выжимка останется. Сейчас я не расстался, окончательно, с этой иллюзией, просто немного подустал от того обилия размышлизмов, смыслов, прожектов и всего чего угодно, то есть от слов, которые произносят другие и которые произносил я, поскольку всё это, удивительным образом, напоминает то мутное замешательство, которое царило двадцать лет назад.

Здесь, конечно, очень важна тема, которая касается намеренных провокаций, осуществляемых против всех нас на информационном фронте, на смысловом фронте. Интернет является полем провокаций, полем информационных махинаций, одна из которых проста до гениальности – заставить нас всех беспорядочно говорить, чтоб мы не делали чего-то, что должно идти вслед за словами. За интернетом пристально следят, мы все это понимаем, как пытаются следить и за всем мировым информационным течением, стараясь манипулировать нами со своего североатлантического берега. Нам сунули хитрую соску, кофетку-леденец, нас отвлекли тем, что мы можем без устали говорить. И мы все говорим, не можем остановиться, упиваемся говорильней, мы дорвались, мы почти наркоманы говорения, прожектёрства, идеологической сутолоки, словом той идейной центрифуги, в которую прыгаешь, окунаешься с головой, и получаешь странное удовольствие от этого, или просто одурманиваешь себя новой дозой сказанных слов и полученной информации, которую ты выдашь кому-то и сам, завтра, или на следующей неделе. Круговорот слов в природе, вернее в искусственно созданной сфере.

Опять же повторюсь, раз уж я не стесняюсь сегодня открыто повторяться: много важных мыслей проскакивает в этой центрифуге, порой кажется, про коль какая-нибудь из этих мыслей прозвучала бы в тишине, в период молчания, она увела бы за собой миллионы, и заразила бы их чем-то полезным, или излечила, или сотворила ещё чего-то такое, чего и обязана совершать идея, покуда эфир общественного сознания не зашумлён, не замусорен, не захламлён так, что чертям уже тошно, небось, за всем этим наблюдать и всё это записывать за нами.

Но нынче и чертям тошно, точно говорю вам! Такого, чего разворачивается нынче, давно уж не было, Булгакову такое и не снилось, хотя он был специалист по смятению рассудка общества, летописец бала сатаны.

Пожалуй, нынешняя мизансцена забавна, скорее забавна, а не трагична, хотя, конечно, это будет ясно позже. Но ельцинское время было трагично для меня и людей мне близких, последовавшая же за ельцинским периодом путинская эпоха откровенно скучна, а нынешняя часть этой эпохи начинает чем-то удивлять, хотя пока не перестала утомлять. И всё это происходит в пространстве которое наполнено шумами перенасыщенного говорения: все говорят, говорят, говорят, пишут, пишут, пишут.

Недавно я подумал, что раньше, для того чтоб немного выделиться и проявить себя, или просто развлечь, нужно было сказать что-то оригинальное, произнести что-то острое, или свежее, скандальное, чёрт знает какое, но произнести, то сейчас, как ни странно, для того чтоб выделиться нужно замолчать. Я решил помолчать, чтоб выделиться, или просто чтоб подумать.

И когда-то кто-то вдруг написал где-то, мимоходом вспомнив что-то, из сказанного мной раньше: «А почему этот чудик ничего не пишет уже давно?», или «А почему это Акимов давно не обновлял свой блог?», то я понял, что у меня получилось, и я сумел выделиться тем, что молчу, а не тем, что говорю.

Любопытное время! Быть может, где-то поблизости от нынешнего дня, уже клубится большая буря (кстати, вспомнил важную деталь: также много говорили перед Первой мировой войной и крахом тогдашнего миропорядка), но не исключено, что нынешний коллапс, который теперь предсказывают все кому не лень, обернётся пшиком, лёгкой сменой приводных ремней, вернее закономерным распадом одних матриц и образованием на их месте других конструкций, в режиме деловитой стройплощадки. А может… да чёрт его знает! Не знаю я, чего тут ещё сказать, вернее не хочу ничего говорить, я решил подумать, просто помолчать и подумать, я уже какое-то время делаю это, не без успеха.

Быть может, уже через пару недель я начну говорить снова, или через пару месяцев, а может через год, или уже на следующей неделе, я не даю себе зароков, ничего не собираюсь обещать, я просто помолчу, вздохну поглубже, и помолчу. Я даже прислушиваться не стану, ведь ничего кроме слов услышать пока нельзя, даже тишины и молчания, которое не всегда так дорого ценится и стоит, как принято считать, но иногда оно более желанно, чем умное слово, или диссертация вместе с авторефератом, чем вся центрифуга нынешней сбрендившей реальности, которая расширяется, будто перед взрывом, а точнее перед большим сжатием.

Но я ничего больше не скажу об этом, я помолчу. Пока помочу.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments