arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Сланцевая лихорадка



Сланцевый газ, который грозит нам из-за океана переформатировать весь мировой энергетический рынок, давно уже стал главной темой в любых дискуссиях на тему углеводородов. С одной стороны, демонстрируются убедительные цифры роста американской добычи, с другой - жуткие истории о потенциальной экологической катастрофе, которая угрожает тем регионам, где эта добыча происходит. Последнее связано с технологией разработки месторождений, с так называемым гидроразрывом, когда в скважину под давлением закачиваются миллионы литров разрывающей жидкости, образующей трещины в сланцевой породе. Состав жидкости - коммерческая тайна, однако, вездесущие экологи прознали, что туда входит более 90 разнообразных химических веществ. А самое главное: количество просачивающейся в породу ядовитой жидкости может превышать 70% от закачанного объема. То есть все эти жуткие химикаты попадают в грунтовые воды и район добычи постепенно превращается в неприспособленную для жизни местность.

Ферма, принадлежащая семье Халлович, тоже оказалась в зоне добычи сланцевого газа. Долгое время фермеры пытались бороться с занимающейся здесь разработками компанией Range Resources, так как из-за загрязнения воды и воздуха их дети стали постоянно болеть. В результате компания предложила им компенсацию в размере 750 тысяч долларов для покрытия расходов на переселение с загрязненного участка, однако взамен Халловичи должны были дать обязательство не разглашать любую информацию, касающуюся последствий добычи газа.

Таких историй - пруд пруди. Все, наверняка, уже видели ролики с воспламеняющейся водой, которая течет из крана у несчастных американских фермеров. Причем загрязнение воды и почвы - это только начало. Согласно данным FBII (Freelance Bureau of International Investigaton), разрекламированная на государственном уровне технология не только превращает окрестные земли в ядовитые пустоши, но и не оправдывается с экономической точки зрения.

Из всего прочитанного по данной теме я сделал вывод, что главный недостаток статистических данных по сланцам - это их эфемерность. Космические цифры запасов, которые озвучиваются пиарщиками данного проекта - это вовсе не гарантированные объемы добычи, а максимальные оценки возможных месторождений. Когда же дело доходит до практики, то оказывается, что выявленные запасы быстро становятся экономически неэффективными и чтобы их извлечь наружу, требуется денег куда больше, чем они стоят. По крайней мере, если мы говорим о сегодняшнем уровне развития техники.

Особенность сланцевой добычи такова, что в течение уже первого года ее уровень по каждой скважине падает в среднем до 70%, в связи с чем для поддержания объемов нефтегазовым компаниям постоянно приходится бурить новые скважины (а это не только нарушает экологию, но и само по себе весьма затратное дело, куда более затратное, чем работа с природным газом). Средняя скорость истощения скважин в формировании Баккен (крупнейшем месторождении сланцевой нефти в США), как сообщается, составляет 69% в первый год и 94% за первые пять лет (37% и 50% в формировании Barnett). Пик производства в данном случае наступает в течение года или двух, а затем скважина начинает быстро снижать производительность. Общий срок службы сланцевых скважин в Техасе составляет около 8 лет, следовательно, буровые компании должны постоянно инвестировать в новые скважины или проводить новый фракинг в старых. Сравните, обычные, вертикально пробуренные скважины демонстрируют стабильный выход в течение 20-30 лет.

При этом, стремительно увеличивая добычу и понижая цены на газ на внутреннем рынке, американские корпорации бьют по самим себе, делая свой бизнес нерентабельным. Однако, остановить процесс ("подморозить" предложение газа на рынке) весьма непросто из-за сложной схемы финансирования и лизинговых соглашений, заключенных во время бума. Подобная ситуация связана с самой природой "сланцевой революции" в США, которая основывалась на притоке колоссальных денежных средств от инвесторов, привлеченных обещаниями будущих высоких прибылей. После финансового кризиса, сланцы стали для крупнейших инвестиционных банков, таких как Goldman Sachs или Barclays, одним из немногих крупных центров прибыли, и они с радостью принялись надувать очередной пузырь американской экономики.

Конечно, всё не так плохо, если мы говорим конкретно о США, иначе никто бы и не занимался здесь сланцами. Сланцевый бум имеет ряд очевидных позитивных эффектов (может кратковременных, но не суть) - от создания сотен тысяч новых рабочих мест до стимулирования экономического роста за счет низкой стоимости энергии. К тому же зависимость США от импорта углеводородов - весьма болезненная черта крупнейшей экономики мира, в принципе, и определяющая их геополитику сегодня. Достаточно вспомнить нефтяной кризис 70-х, чтобы понять всю значимость вопроса. Не случайно, мистер Обама избираясь на второй срок обещал американцам 100 лет газового рая. Ну и, понятное дело, не стоит сбрасывать со счетов шкурные интересы крупного капитала. В 2005 году, под влиянием тогдашнего вице-президента США Дика Чейни (а до того исполнительного директора и председателя совета директоров компании Halliburton), конгресс США просто-напросто вывел технологию гидроразрыва из-под надзора Агентства по охране окружающей среды и, соответственно, из-под действия закона о безопасности питьевой воды. Ради чего это было сделано - понятно. Уж точно не ради благополучия американских фермеров в Луизиане.

Однако, всякий пузырь рано или поздно сдувается. Не помогают ни многомиллиардные инвестиции с Уолл-стрит, ни максимальные налоговые льготы.

Начиная с лета прошлого года, производители в массовом порядке стали избавляться от своих сланцевых активов. BP объявила о списаниях на 4,8 миллиарда USD, британская BG Group списала 1,3 миллиарда сланцевых капиталовложений, канадская EnCana потеряла 1,7 миллиарда USD и уведомила акционеров, что эта сумма вырастет, если цены на газ не вернутся на приемлемый уровень. Royal Dutch Shell объявила о продаже участков в Техасе, Канзасе и Колорадо, в том числе крупнейшего месторождения «Игл Форд». Компания признала, что 192 скважины «не в состоянии выйти на запланированный объем добычи», заявила о списании 2,1 миллиарда USD и начала стратегическую переоценку инвестиций в сланцевые месторождения в США. Австралийская BHP Billiton включилась в сланцевую гонку только в 2011 году с приобретением за 15,1 миллиарда USD техасской компании Petrohawk Energy, а уже через год вынуждена была заявить об обесценивании американских сланцевых активов. Но в самой плачевной ситуации оказался бывший локомотив сланцевой революции Chesapeake Energy из Оклахомы. Чтобы избежать банкротства, компании пришлось устроить распродажу почти на 7 миллиардов USD и одновременно вложиться в бурение новых скважин для притока средств на обслуживание кредитов на 13 миллиардов USD. То есть компания, не скрываясь, работает по классической схеме финансовой пирамиды.

И это безотносительно экологических вопросов - чисто экономика. Даже при режиме наибольшего благоприятствования сланцевая добыча оказывается весьма сомнительным способом зарабатывания денег. И это очень хорошо видно на примере остального мира, где никак не удается повторить "успехи" прытких американских бизнесменов. Аналогичная ситуация и по части экспортных возможностей янки. Планы были заявлены ого-го какие. Чуть ли не спасти Европу от ГАЗПРОМа. Однако, воз и ныне там: дешевого сланцевого газа на мировом рынке пока нет. И даже контрактов на его поставки из США пока всего два – уже одобренный в Великобританию, и ожидающий одобрения в Японию. Казалось бы, что мешает США отправлять сжиженный сланцевый газ на экспорт в те страны, с которыми Соединенные Штаты имеют соглашения о свободной торговле? Это, между прочим, Австралия, Бахрейн, Канада, Чили, Колумбия, Доминиканская Республика, Сальвадор, Гватемала, Гондурас, Иордания, Марокко, Мексика, Никарагуа, Оман, Панама, Перу, Республики Корея, и Сингапур. Но поставок (кроме традиционной трубопроводной сети в Мексику) нет. Возможно, они начнутся, но пока к этому готов только Сингапур, где в этом году создан терминал. Однако контрактов еще нет даже в этом случае.

Одно дело добывать и продавать сланцевый газ в США, где для этого созданы все условия (от географических до экономических), а совсем другое - продавать его в Европу. Добавьте к его цене расходы на сжижение, предварительную очистку (ибо сланцевый газ очень "грязный"), транспортировку, регазификацию, строительство соответствующих терминалов как в США, так и в пунктах назначения, транспортировку к конечному потребителю, все акцизы и пошлины, плюс прибыль всех компаний из цепочки...

Повторюсь еще раз - и это мы пока не принимаем в расчет экологическую сторону медали. А она в этом вопросе едва ли не ключевая для Старого Света.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments