arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Вопрос атеистам

Дорогие граждане-атеисты!

Если, рассуждая о путях развития России-матушки, отбросить в сторону всякий политологический мусор, то перед нашими светлыми очами останутся всего два разнонаправленных вектора, из которых нам, собственно, и придется делать выбор (если его, конечно, не сделают за нас) по вопросу о том, как дальше жить.

Либо в основу нашего мировоззрения (и социального строительства) ляжет религиозное восприятие человека, общества и государства, либо атеистическое.

Третьего тут не дано, как бы мы не ухищрялись угодить и нашим, и вашим.
Нельзя быть немножко безбожником, а немножко верующим. Ни человеку, ни государству. Можно, конечно, сохранять внешние формы религиозного мировоззрения, оставаясь по сути атеистами - это да, бывает. Но мы говорим именно о сущности будущего российского социума. О том, каким он будет по самой своей природе, наш Русский мiр. А сущность, сами понимаете, это нечто единое и цельное, а не какой-то вам инь-янь.

И потому выбор у нас достаточно прост - всего-то два варианта. Либо, либо.

Естественно тот вариант, который выберу я, человек, считающий себя верным чадом Церкви, очевиден.
Но пока православный талибан не наступил, у нас в стране еще остается значительное число людей, относящихся ко всей религиозной мистерии с той или иной степенью прохладцы.
Этих людей, исходя из моего опыта общения, я могу классифицировать следующим образом (опять же два варианта):

а) я в Бога не верю, но Церковь и Православие уважаю, поэтому вы, ребята, давайте держитесь, но только меня не заставляйте, пожалуйста, поклоны бить, я как-нибудь потом обязательно сам до всего дойду, а сейчас пока не выходит что-то каменный цветок;
б) да пошли вы нахер со своим Православием и со своей ЗАО РПЦ!

Представители п. а) - это мои лепшие друзья.
Я всегда рад такой честной гражданской позиции, которую может себе позволить человек исключительно умный и, я бы даже сказал, мудрый. Это не атеисты даже, а так называемые агностики, которые помимо своего миролюбия и уважения непосредственно к верующим людям, также благосклонно относятся и к допустимости религиозного (христианского) влияния на умы и души людские в масштабе целой нации.

Другое дело атеисты из п. б) - это уже что-то близкое к воинствующим безбожникам из ведомства товарища Губельмана, для которых "не допустить попов в школы и в государство" - едва ли не дело жизни, по крайней мере виртуальной.
Пусть сидят у себя в церквах и молятся, а нам жить не мешают и нас не учат. Ибо страна у нас светская! Так написано в Конституции.

Эту позицию я не то чтобы уважаю, но принимаю, и потому предлагаю ее выразителям следующее.

Под катом - обоснование религиозного выбора для нашей страны, чем он хорош и полезен. Это мой любимый отрывок из моего любимого Л.А.Тихомирова.
Вы его, граждане-атеисты, прочитайте внимательно (можно даже не раз), подумайте хорошенько и попробуйте тщательно и без всяких футурологических конструкций (типа мы построим общество будущего из Людей-Титанов) объяснить - если не религиозный фундамент для социума, то ЧТО тогда?

Как и по каким канонам будет строиться общественная жизнь в России XXI века?
На каких китах будет покоиться общественная мораль?
Какими словами люди будут убеждать друг друга, что ложь - это плохо, что аборт - это плохо, что Дом-2 - это плохо, что гомосеки - это плохо...
Изложите, пожалуйста, свое видение, свой план будущего по этому фундаментальному вопросу.

Но только изложите его с учетом того, что руководствоваться этим планом будут не такие сильные и волевые люди, как лично вы (которым "Бог не нужен", потому что у вас блестящий ум и сила духа Прометея), а миллионы простых и обычных русских, которым, увы, не посчастливилось стать такими же героями и которым в качестве жизненного ориентира нужна какая-то убедительная и понятная, близкая по духу, система взглядов. Какое-то мировоззрение.

Поделитесь этой системой со мной, господа-антиклерикалы. Будьте так любезны.
----------------------------------------------------

"Где же самый источник нравственной силы, способной к развитию и дисциплине?
Он только в религии.
Все остальные воспитательные средства, какими располагает общество, лишь распределяют нравственную силу, порождаемую религией, могут ее разумно сберегать и направлять, могут, напротив, расточать и заглушать, но во всех этих случаях общественный строй производит лишь различные операции, умные или глупые, над силой, которой он является только хранителем, а не источником.

Никогда человеческое общество не существовало без религии.
Нравственное воспитание личности всегда сообразно тому, какие представления люди имеют о Божестве и в какие отношения становятся Божеству.
Общество всегда искало опоры религии в определении своих отношений к личности. Этот общеисторический факт показывает положительным путем то же самое, что мы за последнее столетие наблюдаем отрицательно, то есть что общество в самом себе не имеет достаточного авторитета для личности. Человек духовной стороной природы своей возвышается над обществом как процессом органическим.

Непоколебимый авторитет для руководства личности дает только Высочайшая Личность Божества, источник тех духовных стремлений, которые для человека дороже всего на свете. Лишь божественное руководство человек способен признать как всегда правое, всегда целесообразное для себя, только Богу он способен верить настолько, чтобы подчиниться даже тогда, когда не понимает, почему именно нужно в данном случае подчиниться.

Вне религии у человека нет притока нравственной силы, нет и источника сознательной и добровольной дисциплины.
Без религии общество имеет в своем распоряжении только слепую привычку да чисто принудительную дрессировку. Но оба эти средства, хотя и полезные, способны только некоторое время поддерживать, а не порождать нравственную дисциплину, с ними личность может лишь мириться, а не находить в них нравственное удовлетворение.

Общество, воспитанное религией и затем ее утратившее, может несколько времени прожить накопленными привычками, но без нового притока живой силы наследство прошлого раньше или позже иссякает, и тогда наступает опасность банкротства, уже столь близко рисующегося пред современным миром.

Я не разбираю вопроса о религии в самом важном и прямом ее назначении, то есть в целях личной духовной жизни человека. Я смотрю в данном случае на предмет лишь со стороны социальной.

И вот с этой именно стороны должно сказать, что значение религии, безусловно, ничем не заменимо.
Она совершает в обществе нечто чудесное: одновременно делает личность независимой от общества и приводит ее к добровольному подчинению.
Религия охраняет свободу человека в самых интимных тайниках его души и тем дает ему возможность развития, которое немыслимо без свободы. Эта внутренняя жизнь дает возможность назревать в человеке силам, часть которых идет потом и на повышение уровня общества, чрез постоянное предъявление ему личностью высоких целей.

Но в то же время, чувствуя, что лучшая, важнейшая часть его духовной жизни находится не в обществе, человек религиозный умеет доводить свои общественные стремления до меры, вмещаемой социальным миром, то есть никогда не доходит до бунта против законов действительности.
Это зависит не только от того, что религия заставляет уважать волю Бога в законах, Им установленных. Но человек, который в силу религиозных своих стремлений сколько-нибудь следит за собой и познает себя, не может не понимать всей химеричности мечтаний о земном совершенстве и полном счастии.
На эту удочку он не ловится.

Сверх того, вступая в общественную деятельность, он думает не об отвлеченностях вроде “человечества”, а о реальном, то есть о людях, о личности. Ему дорого именно счастие личности, больно ее страдание, а не отвлеченная схема устройства “мира”.
Сам приходя к Богу как личность, он и в обществе не забывает людей.

Он борется поэтому со злом, где оно ему является реально, то есть прежде всего вокруг себя, в области своего прямого и ясного долга.
Религиозный человек чувствует то, что так прекрасно объяснил почивший святитель Феофан: "Делайте, что требуется в вашем кругу и в вашей обстановке, и верьте, что это и есть настоящее ваше дело, больше которого от вас и не потребуется..."
Нужна не погоня за громкими и большими делами, совсем нет, говорит он. "Надобно только делать все по заповедям Господним. Что же именно? Ничего особенного, как то, что всякому представляется по обстоятельствам его жизни, чего требуют частные случаи, с каждым из нас встречающиеся".

Вот это и есть настоящее настроение верующего человека при встрече с общественными делами.
С точки зрения социальной последствия этого таковы: деятельность человека становится глубже, но район ее суживается и, таким образом, естественно совпадает с теми мелкими ячейками и слоями, которых существование необходимо по законам органической дифференциации. Такой человек, помимо всякой преднамеренности, делается не очагом разрушения всех этих необходимых мелких клеточек, а лишь вносит в них оздоровляющее оживление.

Когда мы получаем общество, составленное из людей, так настроенных, тогда и воспитательное действие собственно социального строя оживляется и приобретает действительную силу. Ему есть к чему приложить свои вспомогательные средства, есть из чего созидать.
Личность же, в свою очередь, убеждается на практике, что общество для нее делает много полезного.

Так, в результате религиозного воспитания между личностью и обществом устанавливается тесная нравственная связь."


"Борьба века", 1895 г.


Tags: идеология, общество, христианство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 92 comments