arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Денационализация России



Л.А. Тихомиров, "К вопросу об общественной деятельности учащейся молодежи", 1907 год

Хотя Россия действительно находится в тяжком захвате антирусскими узурпаторами различнейших родов, но это совсем не извне налетевшие враги, которых достаточно отразить или низвергнуть, чтобы страна уже вступила в мирный благоденственный период. Наше развитие прервано не минутной налетевшей опасностью. Наш кризис подготовляется давно, более чем десятки лет, неправильным ходом всего нашего развития. Проповедь разрушения всех русских основ началась уже с дедов нынешней молодежи. Наши учреждения стали искажаться с давнейших пор, и уже первые провозвестники русского национального самосознания - славянофилы - постоянно жаловались на то, что сама же русская власть разрушает русские основы.

Процесс разрушения национальных начал есть болезнь хроническая. Она уже доводила нас и до кризиса, подобного настоящему, в конце 1870-х годов. Катков был в числе громчайших обличителей революционных действий представителей власти, а его друг и сотрудник Любимов тогда уже писал свои очерки "Против течения", где указывал правительству полную аналогию тогдашнего момента с французской революцией 1789 года, рисуя ему участь, которую оно готовит себе и стране.

Кризис тогда был предупрежден с появлением в 1881 году Императора Александра III, глубоко проникнутого духом русских начал и умевшего выбрать себе помощников, обладавших высоким правительственным разумом. Но по причинам, которые излишне подробно разбирать (ибо дело не в причинах, а в факте), и в эту эпоху не было предпринято ничего глубокого для истинно национального устроения, и если искаженные формы, по искусству правителей, действовали сносно, то, во всяком случае, даже и мне самому приходилось доказывать, что наша действительность представляет практическое искажение своих собственных принципов и идеалов.

Современный кризис подобен не случайной острой болезни, возник не по злоумышлению врагов, а подобен болезни человека, который давно уже подтачивал свои силы неразумием и излишествами и наконец свалился в отчаянных припадках. Что тут, конечно, явилось множество врагов, которые, как микробы, стали сосать изнуренный организм, - это понятно. Но не в них суть. Тот враг, от которого погибает Россия, кроется в ней самой, в падении национального духа и сознания, которое русские допустили в себе, а отсюда и в неизбежном антинациональном (то есть противоестественном) устроении нашей жизни и наших учреждений.

Чем помочь в нашей болезни?...

Истинное средство спасения России состоит в том, чтобы вызвать в стране национальное возрождение. Что национальной России нужно сбросить иго множества захвативших ее узурпаций - это само собою разумеется, как и то, что национальная Россия должна стать владычицей своей страны и своих учреждений. Но для этого нужен не только порыв национального чувства, а также заговоривший национальный разум. Настоящее дело всех русских всех возрастов сознательной жизни и состоит в том, чтобы вызвать это национальное возрождение. Не простая судорожная схватка слепого циклопа поможет нам, не простая реакция, не какая-либо "реставрация", а национальное воскресение, возрождение, то есть решимость уничтожить и сбросить с себя все лженациональные наросты и начать жить и устраиваться на основании живого приложения своих национальных принципов, которыми Россия жила до времен своей денационализации. Это не реакция, не реставрация, а восстановление связи нашей жизни с нашей собственной душой и нашим собственным историческим существованием. Это возрождение, воскресение.

...Денационализация России составляет историческое несчастье не только для нее самой, но и для человечества.

В жизни личной, общественной и государственной у всех людей есть, конечно, общие, одинаковые основные законы, которые требуется знать и с ними соображаться. Но в то же время каждый человек имеет свой характер, свою комбинацию способностей и как сам может быть счастлив, так и для других людей может иметь ценность только в том случае, если развивает именно свою личность, ее доводит до высоты. Так и народ. Он не в состоянии устроиться хорошо (для себя), если устраивается не в духе своей собственной национальной психологии. Он в таком состоянии не способен дать ничего полезного и для человечества. В денационализованном народе человечество теряет работника мирового развития. Такой народ дает человечеству лишь плохие копии того, что и без него уже всем известно, что создано в несравненно лучших и высших образцах другими народами.

Денационализация в России давно искажает ее творчество, политическое и общественное. Сначала это делалось почти насильственно верхними слоями. Потом та же язва стала проникать и в массы народа, который теперь во многих случаях начинает делаться таким же копировщиком чужой жизни, как прежде была одна интеллигенция. От этого дело только ухудшается... Умственно можно усвоить чужие идеи, но нельзя сделать свою личность тем, что она не есть, психология все-таки остается, и противоречие между нашим природным характером и нашими теоретическими стремлениями осуждает нас на бесплодность и неудовлетворенность.

Для человечества же такой погубивший свою личность народ есть народ мертвый, бесполезный, самоубийца...

"Познай самого себя" - это начало премудрости и у человека, и у народа. Самопознание должно идти дружно с голосом инстинкта: только при этом возможно правильное, сильное развитие, дающее богатые плоды для нас самих и для других.

Обезличивание творчества русской нации составляет тем более несчастное историческое явление, что по природным своим задаткам русская нация представляет чрезвычайно богатый источник развития, сильный, сложный, богатый психологический тип. Развиваясь по-своему, развивая себя, а не копируя других, русская нация могла бы дать миру величайший образчик социально-политического творчества и даже спасения от тех противоречий, в которых запуталась современная культура. На это дает надежду чрезвычайная способность (природная) русского типа к универсальности, к объединению сложнейших явлений. Русское национальное возрождение дало бы не только спасение нам самим, освобождение от опутавших нас бедствий и от порабощения бесчисленным проявлениям узурпации, но дало бы также всему миру могучего работника, в котором человечество так ныне нуждается.



К.Н. Леонтьев, "Чем и как либерализм наш вреден?", 1880 год

Что такое это нынешнее дворянство?

Дворяне - это прежде всего русские европейцы, выросшие на общеевропейских понятиях XIX века, т. е. на понятиях смутных, на основах расшатанных, на чтении таких книг и газет, в которых все критикуется и многое отвергается, а непреложными аксиомами считаются только принципы либерально-эгалитарного прогресса, т. е. les droits de I'homme... Эти русские европейцы в большинстве случаев очень лояльны, они готовы идти за Государя на войну или посылать на смерть за родину сыновей своих; они готовы жертвовать и деньги... В среде дворянской несравненно больше, чем во всяком другом классе, найдем мы людей благородных, великодушных и честных. Но личная мораль... и даже личная доблесть, сами по себе взятые, не имеют в себе еще ничего организующего и государственного. Организует не личная добродетель, не субъективное чувство чести, а идеи объективные, вне нас стоящие, прежде всего религия.

Религиозно ли наше дворянство? Набожно ли оно или нет? Нет сомнения, крестьяне наши нравственно несравненно ниже дворян, они часто жестоки, до глупости недоверчивы, много пьют, недобросовестны в сделках, между ними очень много воров; но у них есть определенные объективные идеи; есть страх греха и любовь к самому принципу власти. Начальство смелое, твердое, блестящее и даже крутое им нравится... Архиереев, генералов, командиров военных мужик наш не только уважает, они нравятся его византийским чувствам... Кресты царские он любит и глядит на них с уважением, почти мистическим.

Таково ли нынешнее дворянство?.. Будем искренни... Многим дворянам Гамбетта или Брайт [французский и английский политические деятели] нравятся больше, чем Муравьев (Виленский) или Паскевич...

Понятно, что из этого выходит? Возьмем один пример еще из одной губернии... Возникает вопрос о том, допускать ли представителей белого духовенства на выборы в гласные или нет. В Петербурге решают: "Допускать, ибо они могут иметь нравственное влияние". Дворянство отвечает сдержанной улыбкой на это замечание о нравственном влиянии духовенства. Священники баллотируются в гласные. Все не избраны. Что ж это такое? Легальность соблюдена, свобода выбора... Хорошо! Свобода выбора, но зачем же этот дух свободы и прогресса? На подобный вопрос мне отвечают: земство - дело прежде всего хозяйственное, экономическое; на что священники?

Мне кажется, что крестьяне и старые купцы взглянули бы на участие священников серьезнее.
_______________________

А вот характерная зарисовка из жизни Российской Империи XIX столетия:



В середине 1840-х годов Алексей Степанович Хомяков начинает появляться в лучших московских и петербургских гостиных… с бородой. Это произвело эффект разорвавшейся бомбы. Впервые со времен Петра I, законодательно предписавшего бритье не только дворянам, солдатам и чиновникам, но всем мало-мальски значимым в России лицам, кроме купцов и духовенства, представитель благородного сословия осмеливается показаться обросшим. И где?! Не в своем имении, не на походном бивуаке, а в свете! Хомяковская борода стала и сенсацией, и манифестом, который сразу подхватили остальные славянофилы. К бороде постепенно прибавились меховые шапки, сапоги, кафтаны, поддевки и архалуки, отороченные мехом зипуны. Отчаянный Константин Аксаков некоторое время даже ходил в красной рубахе и заправленных в сапоги плисовых шароварах. Это было уже чересчур. Ведь целью демонстрации этого своеобразного модельного ряда было не облачить помещиков в некий абстрактный «народный костюм», а вернуть им традиционный для русского дворянского сословия внешний вид. А там, глядишь, появятся и связь с собственным народом, и интерес к его внутренней жизни. Те самые, которые были потеряны после Петра.

Оторопевшее общество сперва обрушилось на эту «изуверскую выдумку» с бранью и едкими насмешками. В травле приняли участие не только Белинский, Герцен и Огарев, но и Некрасов, Тургенев, даже сочувствовавший славянофилам Аполлон Григорьев. Битва кончилась изданием в апреле 1849 года специального императорского указа, в котором Николай I заявил, что ему «неугодно, чтоб русские дворяне носили бороды, ибо, - продолжал он далее, – с некоторого времени из всех губерний получаются известия, что число бород очень умножилось». Но дело было сделано. Русское общество обратило внимание на ненормальность «крепостного состояния» своего лица. Через 10 лет самой плохонькой бородкой спешили обзавестись уже все ее прежние гонители. А через 32 года на петербургский трон впервые взошел бородатый царь, Александр III, открыто провозгласивший целью своей политики национальные интересы России.
_______________________

Такие дела.

Единственная возможность для России преодолеть тяжелейший кризис собственной денационализации - это вернуться к своим фундаментальным основам. Что означает всего две принципиальные вещи.

Первое - Православие.

И второе - отказ от всех социальных утопий, пришедших к нам с Запада. Начиная с либерализма и заканчивая социализмом.

Точка.

А все те, кто верят в "прогресс" и в необходимость "приспосабливаться" к новым условиям ("ведь цивилизация не стоит на месте!"), все они закончат свой творческий путь поклонением Новому Мировому Порядку и тому, кто "в храме Божием сядет... как Бог, выдавая себя за Бога" (2 Фес. 2:4).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 21 comments