arguendi (arguendi) wrote,
arguendi
arguendi

Уничтожение украинской идеи - главная цель русской политики на Украине

Эренбурга, точнее – сборник его фронтовых статей, я читал ровнёхонько 17 лет назад. Бултыхаясь на верхней полке плацкарты до Питера. Направлялся я (и тогда, и потом) не в сам Питер, а на Синявинские болота. Туда, где костей и осколков больше, чем почвы. Ехал я тогда, в мрачной памяти 1997 году, читал Эренбурга и поражался: ну что за ненависть такая была? Ну разве можно так ненавидеть?

Можно.

Россия будет жить, фашисты жить не будут!


И блестящий текст Крылова. Ключевая там фраза:

Смотрите сами. Что русско-украинский (не «российско-украинский», а именно русско-украинский) конфликт предопределён всей политикой Украины на протяжении последних 23 лет (а вообще-то всей историей украинства как такового) – факт, 100%. Иначе и быть не могло.

Мы должны уничтожить украинскую идею, если не хотим воевать с ней вновь и вновь. У нас нет другого выхода.


Оригинал взят у krylov в Нехороший оттенок
Читая ленту с откликами на события в Одессе, я замечаю, что наибольшее впечатление на русскую публику произвела даже не гибель людей, и даже не то, как они погибли. А всеукраинское ликование по этому поводу. Причём ликование, разделяемое именно что всеми – от футбольных фанатов и до вершин украинского политикума (например, Юлии Тимошенко).

Тут нужно иметь в виду вот какой момент.

Русские вообще народ жалостливый. Не добрый, нет – добрых народов вообще не бывает - но жалостливый. Это сильно мешает жить, так как создаёт русским репутацию слабачков и хлюпиков и к тому же позволяет ими манипулировать. Можно убить сотню-другую русских, потом попасть к ним в плен и выжить, даже если про тебя «будут знать». Надо только выглядеть достаточно жалко и при этом не вызывать брезгливости. Тогда сердобольные старушки тебе ещё хлебушек с молочком носить будут. Причём без толчёного стекла, которого могла бы добавить в угощение старушка, скажем, немецкая (у которой убили сына).

Но это одна сторона дела. А другая состоит в том, что та же самая жалостливость имеет и оборотную сторону. Русский убийство простит, жестокость тоже как-нибудь объяснит и в итоге простит, а вот откровенное наслаждение процессом и ликование по этому поводу – уже нет. У других народов это не так: им важно, что убили своего, важно также, что убили жестоко, мучили. Ну а что радовались, пели и плясали – это никого особо уже не волнует, дело-то естественное, «все бы на их месте радовались». Русский же заводится именно на стадии песни и пляски вокруг трупов.

Ещё раз повторю: это не очень хорошо. Реагировать – то есть ощущать прилив ненависти – надо на стадии «убили». В крайнем случае «замучили». Но это всё благие пожелания, а покамест – имеем то, что имеем.

Так вот, украинские товарищи умудрились задеть именно это место. Прояви они больше выдержки и долю фарисейства, пролей они хоть несколько крокодиловых слёз – с русскими можно было бы и дальше играть в традиционную игру «а мы чего, а мы ничего». Но событие было СЛИШКОМ ВКУСНЫМ, чтобы сдержать порывы. В том числе и на уровне публичной политики.

Соответственно изменилось и отношение русских к украинцам. Не всех, но многих. Буквально за пару дней. Изменилось не то чтобы количественно – типа, вот любили, а вот ненавидим. Скорее, появился некий новый нехороший оттенок. Отделяющий отношение к человеку, которого не любят, но бить не будут – и отношение к человеку, которого при случае будут именно что бить.

Разумеется, ничего неожиданного в этом нет, особенно для тех, кто ведёт всю игру. Но вообще-то и для любого беспристрастного наблюдателя.

Смотрите сами. Что русско-украинский (не «российско-украинский», а именно русско-украинский) конфликт предопределён всей политикой Украины на протяжении последних 23 лет (а вообще-то всей историей украинства как такового) – факт, 100%. Иначе и быть не могло. Что этот конфликт где-нибудь и когда-нибудь, рано или поздно перейдёт в горячую фазу – крайне вероятно, 95%. Пять процентов оставляем на случай откуда-то взявшегося абсолютного превосходства украинской стороны, что маловерояно, но в истории всякое бывает. Однако этот рубеж уже проскочили, так что опять факт, 100%. Что конфликт, как бы он не развивался сначала, рано или поздно приведёт к массовым человеческим жертвам – факт, 100%, иначе вообще не бывает. Что первыми отметятся украинцы – 70%. На самом деле 90%, но 20% стоило бы оставить на то, что украинская пропаганда сможет возложить вину на русских – я имею в виду в глазах самих же русских, по формуле «вы всегда сами во всём виноваты». Русские, в силу своих психологических особенностей, могли бы на это повестись, но то самое массовое ликование практически смикшировало эффект.

А дальше? А дальше - почитайте, например, Галковского. Который вообще-то относится к украинцам с жалостью и даже с симпатией. Без иллюзий, разумеется. Но большого зла он им не желает, и чем дальше развиваются события, тем заметнее он им сочувствует. И говорит, в общем-то, дело.

Жаль, что не услышат. А кто услышит – тот заинтересован в том, чтобы «всё шло так, как идёт».

ДОВЕСОК. Господам комментаторам - пожалуйста, не устраивайте здесь пропагандистский шабаш, срач, не оскорбляйте оппонентов и так далее. Знаю, что хочется, но попробуйте сдержать порывы. Вам зачтётся.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments