June 14th, 2016

Make War



Уже просто надоело обсуждение драки в Марселе и всякие вызванные ею последствия в виде охов, ахов, всевозможных судебно-административных последствий... Ну подрались мужики, которые хотели подраться, и что теперь? Чего все так переживают-то? Хоть один труп есть? Хоть кто-то из числа мирных граждан обратился с заявлениями об избиении, ограблении, изнасиловании? Полицейские участки Марселя справляются с этим потоком обездоленных и обиженных? А может фанаты сожгли город? Ну или хотя бы причинили ему жуткий материальный ущерб? Да вроде просто засыпали припортовую площадь битым стеклом и мусором. Покидались стульями из уличных кафе. Помяли несколько автомобилей. Разбили пару витрин.

Collapse )

Бездна



Это та самая девочка Герда, которая просила у маленькой разбойницы отпустить из неволи северного оленя, который знал, где найти Кая (с)

Москва фестивальная



Очень люблю современную Москву. Совок Лужков превращал ее в омерзительный город-треш. При Собянине она становится настоящей красавицей с мировыми стандартами жизни и аналогичным уровнем комфорта городской среды.

Сам я живу в Подмосковье, совсем рядом с первопрестольной. А тут выбрался аж в самый центр, на встречу с товарищем, где попал под историко-гастрономический фестиваль.

Collapse )

Бессердечные русские варвары

Тут вся наша общественность (и не только либеральная) резко возмутилась поступком Рамиля Ибрагимова, экс-директора челнинского IT-парка, главу Союза молодых лидеров инноваций РТ, который в своем инстаграме в грубой форме написал, что ему плевать на убитых в Америке 50 гомосеков.

Я не изливаю радость по убитым людям, если только это не враги, павшие в бою против нас. Но, признаюсь честно, мне тоже плевать на убитых гомосеков. И даже если их начнут в той же Америке валить пачками - мне, по большому счету, будет все равно. Тем более, уже сообщают, что террорист сам был геем.

Мне вообще все равно, кто и кого убивает в Америке. Если они там все друг дружку перережут, я вместе с остальной планетой просто облегченно вздохну.

Моя боль - это Донбасс. Больше никакой другой боли я не испытываю. Ни Шарли, ни театр Батаклан, ни Орландо - ничто это не будоражит мое сердце. Я не танцую на костях, но меня эти трагедии никак не трогают. Не потому, что я садист. Наверное, просто у меня сердце не такое большое, как у людей прогрессивных взглядов. Не хватает в нем, средневековом, места для любви к целому миру. Только на Донбасс хватает. Возможно, если бы за последние два года на моих глазах в прямом эфире не убили тысячи русских, сейчас я бы тоже страстно переживал вместе с американцами или французами. Но, увы, история пошла другим путем. За последние два года очень много произошло, принципиального и существенного. И мое сердце окончательно оглохло к звукам чужого горя.

Это маленькая Лиза из Алчевска (ЛНР):

Collapse )

Воспитывайте сыновей мужчинами

Чтобы ваши дочери чувствовали себя спокойнее.



Мальчики должны драться. Если мальчики не дерутся, значит общество умирает. Так что пусть лучше дерутся.

Всем русским парням с крепкими кулаками от души желаю удачной охоты и вернуться домой целыми и невредимыми!

Collapse )